Предварительная информация

По теме дискуссии, которая проходила 14 мая – 30 июня, 2001.
Тема дискуссии: "Деятельностный подход в обучении".
Модератор: Г.А. Атанов.


Трудно найти другую тему, которая так сильно касалась бы нас всех независимо от наших специальностей и направлений научной деятельности. Все мы организуем учебную деятельность студентов, управляем ею, контролируем ее. Но мой многолетний опыт активной работы в высшей школе позволяет утверждать, что основная масса преподавателей воспринимает понятие “учебная деятельность” на наивно-бытовом уровне, а не как научную категорию. Можно ли при этом говорить о научной организации учебной деятельности, процесса обучения? Мне могут возразить, что в высшей школе, в общем-то, порядок, свидетельством чему являются ее несомненные успехи. Но это не вопреки. Успехи достигнуты благодаря тому, что в высшей школе работают умные люди, опирающиеся на богатейший эмпирический материал. А какими могли бы быть эти успехи, если бы все преподаватели были “на ты” с деятельностной теорией учения!

Но кто такой преподаватель высшей школы? Ведь на преподавателей высшей школы у нас не учат, преподавателей высшей школы не готовят. Практически “преподаватель высшей школы” - это не специальность и не квалификация. Это попросту должность, которую, как правило, замещают выпускники-отличники (раньше и активные общественники), которых оставляют на кафедрах, завещая им “Делай, как мы!” Это факт жизни, и с ним надо считаться. Ведут себя эти люди по-разному. Одни текут по течению, делая, “как они”, и хорошо, если “они” делают более-менее правильно. Другие искренне хотят идти дальше и вынуждены обращаться к непривычной для них психолого-педагогической литературе. (Замечу в скобках: мои наблюдения позволяют сделать вывод, что профессиональные педагоги часто воспринимают науку на слух. Для них главное – чтобы звучало. Как песня. Они от этого получают полное удовлетворение, так что многим и в голову не приходит думать еще и о смысле.) А там сплошные “песни”! У многих пропадает охота читать такую литературу, а у иных и вообще вера в дидактику, во всяком случае, в ее необходимость. Но есть и любители петь свои “песни”. Многие пишут методические статьи. При этом по-настоящему серьезных работ меньшинство. Я с уверенностью могу констатировать, что появился новый жанр научной литературы, характерный для методики, - научная работа без результатов. И я понимаю, почему. Ведь каждый (!) преподаватель обязан заниматься методической работой. И ерунда, что этому его не учили. Пусть работает! А начальство проверит и оценит. Начальство, правда, тоже этому не училось. И здесь возможен только один вариант – проверять количество, а не качество. Думаю, последствия этого понятны.

Одно из массовых заблуждений учителей и преподавателей (да и многих-многих людей вообще) заключается в их вере в главенство знаний, в их самодостаточность. Нет, наверное, другого слова, которое бы так часто повторялось и которое бы играло такую важную роль в жизни человека, как «знание». В школу идут за знаниями, затем за знаниями идут и в институт. Сколько я видел преподавателей, которые свой целью и обязанностью считают “дать знания”! Ради этого они и проводят учебный процесс, ради этого и организуется учебная деятельность, хотя часто необходимо было бы добавить «так называемая». И когда, в конце концов, выясняется, что надо учить не знаниям, а работе , многие воспринимают это с очевидным разочарованием, будто у них отняли что-то возвышенное.

Громадная армия людей со специальным педагогическим и психологическим образованием, как практиков, так и ученых, обслуживает сферу образования. Но вот мнение проф. МГУ З.А. Решетовой: “… хотя делаются заявки на новые подходы: "деятельностный", "системный", "системно-деятельностный", "технологический", "онтодидактический" и др., фактически они являются пока декларациями. Методологические основания для дидактических разработок остаются прежними, и дидактическая теория в целом не претерпевает существенных изменений. … Система обучения рассматривается без системообразующего фактора - деятельности обучаемого. …Попытки конструировать модели с новой технологией обучения по существу воспроизводят … модель традиционного обучения - усвоение "готовых" знаний, отчужденных от деятельности, формирующей их содержание” (Решетова З.А., 1997). К сожалению, таковы наши реалии.