Educational Technology & Society 8(2) 2005
ISSN 1436-4522
pp. 266-277

Компьютерно-опосредованная коммуникация в работе журналиста

М.К. Раскладкина
Ставропольский государственный университет;
газета «Ставропольская правда», Ставрополь, Россия
russcomm@mail.ru

АННОТАЦИЯ
Двойственная природа Интернета как нового системного средства массовой информации обуславливает его стремительное развитие. В первую очередь это источник разнообразных данных, используемых журналистами для мониторинга новостей, написания материалов, проведения журналистских расследований. По сути, он является метаисточником, универсальной информационной средой, включающей в себя все возможные типы источников. Во-вторых, Интернет представляет собой слияние частных информационных сред в единое информационное пространство. Таким образом, это одновременно и океан информации, и сеть, чтобы вылавливать из этого океана нужное. Но главной особенностью Интернета является его способность обеспечивать обратную связь между журналистом как источником информации и читателем как ее получателем, возможность качественно трансформировать информационный процесс на его любом этапе, видоизменять каждое его звено, то есть выступать не переносчиком сведений, а организатором разнонаправленного процесса коммуникации. Работа журналиста в среде Интернет, как и в других информационных средах (печать, радио, телевидение), имеет свои особенности, основанные на присущих каждому СМИ характерных свойствах, знание и учет которых помогают эффективному использованию технологий в процессе взаимодействий в социуме. Это необходимо учитывать при подготовке специалистов в области журналистики. Специальные факультативные курсы по дисциплинам «Интернет-журналистика», «Интернет в работе журналиста», а также соответствующие специализации в ряде вузов страны – не веяние времени, а профессиональная необходимость, отвечающая требованиям более глубокого анализа массово-коммуникативных процессов, повышения социальной ответственности журналиста за качество информационного продукта и возможные последствия использования коммуникативных преимуществ новых медиа. Предлагаемая статья посвящена специфическим свойствам Интернета, на изучении которых должны основываться курсы по различным прикладным аспектам компьютерно-опосредованной коммуникации, в первую очередь для специалистов в сфере СМИ и связей с общественностью.

Ключевые слова
интернет-журналистика, компьютерно-опосредованная коммуникация, новые медиа, СМК, информационное воздействие, коммуникативный процесс.

 

XXI век по праву называют веком информации, информационной революции, основу которой составляет беспрецедентное по скорости и объему передачи информации развитие новых технологий. Оно обусловлено многовековой эволюцией средств массовой информации и коммуникации, подготовивших почву для Интернета. Недавно обнародован список, составленный экспертами из Массачусетского технологического института (MIT), в который вошли 25 важнейших изобретений двух последних десятилетий. Интернет (вернее, технологии WWW) в нем уверенно занял первую строчку, электронная почта – пятую [URL 1].
Развитие Интернета как средства взаимодействия между людьми дало новый толчок изучению компьютерно-опосредованной коммуникации. Этот раздел коммуникации становится предметом интереса ученых в различных науках.
Сам термин «компьютерно-опосредованная коммуникация» (сomputer-mediated communication, CMC) не является устоявшимся в русском языке. Используются также и другие варианты перевода – коммуникация, опосредованная компьютером; коммуникация в электронной среде; опосредованное компьютером общение. Кроме того, данную область определяют терминами: «онлайновые исследования» (online research); «человеко-компьютерное взаимодействие» (human-computer interaction); «совместная работа при поддержке компьютера» (computer-supported collaborative work); «исследования виртуальной реальности» (virtual reality research), (humanitarian research on Internet) [Розина И.Н., 2002a]. Однако И.Н. Розина считает, что данные определения являются более узкими, акцентированными на некоторый выделенный объект исследования. Она выделяет компьютерно-опосредованную коммуникацию, отличая ее от человеко-компьютерного взаимодействия, придерживаясь теорий, подходов и моделей, в которых коммуникация рассматривается как первичный процесс, координирующий осмысленные (логические) практические действия человека. Этот термин, по мнению исследователя, наиболее точно характеризует основной объект исследования – коммуникацию, сохраняя формальную близость к исходному англоязычному термину (сomputer-mediated communication) и соединяя в себе наиболее важные для понимания термина понятия (компьютер, среда, коммуникация). Особенностью действий (взаимодействий, транзакций) между коммуникантами (адресант, адресат, индивидуумы, говорящий, аудитория) является то, что они осуществляются в компьютерной среде, через компьютерный канал связи (компьютерные телекоммуникации) [Розина И.Н., 2002b]. Также можно отметить термины сommunication science или media research, которым пока нет аналога в отечественной науке, за исключением предложенного Л.М. Земляновой понятия «коммуникативистика», под которым понимается сфера теоретических исследований средств массовой информации [Землянова Л.М., 1995].
Как сложный, многосторонний феномен Интернет с самого своего появления является предметом междисциплинарных исследований во многих областях преимущественно гуманитарного знания. А.Е. Войскунский называет 70-е годы ХХ века началом гуманитарных исследований в области психологии и социологии глобальных компьютерных сетей, приводя обширный список имен и направлений в отечественной и зарубежной психологии, посвященных коммуникации в электронной среде [Войскунский А.Е., 2002]. Подчеркивается, что изучение опосредованного компьютерами общения плавно перешло в работу по изучению деятельности человека в новой коммуникативной среде [Войскунский А.Е., 2000]. К 90-м годам появился ряд направлений исследований в философских, исторических, политологических, этнографических и других науках, первые научные форумы позволили углубить и обновить проблематику, расширить понимание термина «компьютерно-опосредованная (компьютеро-опосредованная) коммуникация».
В области социально-политических наук внимание исследователей Интернета обращено на качественное видоизменение старых представлений, установок, стереотипов, трансформацию форм поведения, моделей взаимоотношений между социальными институтами и индивидами с помощью активного внедрения в эту сферу новых информационно-коммуникационных технологий.
По определению главного редактора журнала «Computer-Mediated Communication» Дж. Дисембера, в современном понимании «компьютерно-опосредованная коммуникация есть процесс человеческой коммуникации через компьютеры, т.е. вовлечение людей, поставленных в условия определенных контекстов, в процесс формирования средств информации, направленных на решение различных задач» [Вершинин М.С., 2001].
В исследовательских традициях изучения коммуникации в информационную эпоху наблюдаются медиа-ориентированный и социально-ориентированный подходы.
Сторонники первого делают особый акцент на технических аспектах социально-информационных процессов (идея «техницистского государства» Г. Шельски, взгляды Д. Мична, Р. Джонсона), придавая государству и политике в целом характер инструмента регулирования всех социальных отношений с помощью эффективного использования техники, при неограниченной власти средств массовой коммуникации в процессах управления социальными процессами.
Приверженцы второго исходят из признания того, что особенности массово-коммуникационных процессов определяются процессами более общими – прежде всего экономическими и политическими (Ю. Хабермас и др.); они делают акцент на собственно коммуникационных действиях и соответствующих элементах политики (ценностях, нормах), представляя их в качестве основы политического порядка. По их мнению, более значимы изменения в человеческом потенциале политических коммуникаций, чем в их технических компонентах, ведь именно от человека зависит характер и содержание социальных связей [Назаров М.М., 2002].
Современные исследования это не отрицают, однако приходят к выводам, что техническо-технологические изменения сказываются не на процессах, а на самом человеческом потенциале, они влияют на человека, на изменение его психологии, его отношения к окружающей действительности, что обуславливает новые способы социального взаимоотношения и взаимодействия, придает им иной характер.
По мере включения Интернета в проблемное поле коммуникативных исследований возник вопрос: можно ли такого рода коммуникацию назвать массовой? Отметим, что коммуникационный процесс приобретает массовый характер, когда: 1) в него вовлекается все большее количество людей; 2) изменяются его основные параметры.
Рассмотрение Интернета в категории средств массовой коммуникации для нас важно, поскольку дает возможность ответа на вопрос: осуществимо ли с его помощью массовое воздействие? В контексте дискурса, что политика есть процесс управления массами, которое возможно с опорой только на массовое, а не на индивидуальное сознание [Почепцов Г.Г., 1998], признаем, что наблюдается некая дихотомия между изменением психики конкретного человека под влиянием новых технологий и трансформацией свойств социальной среды. На деле никакого противоречия не наблюдается. Во-первых, процессы социального конструирования личности и конструирования личностью поля социального представляют две стороны процесса социализации: усвоение человеком социального опыта (социальное влияние) и его активное воспроизводство («ответы» на социальное влияние). Эту проблему представляется возможным объяснить в рамках подходов социальной психологии личности, базирующихся на оппозиции тезисов Э. Дюркгейма о разведении социального и индивидуального в человеке и Г. Тарда – о роли иррациональных факторов в социальном поведении личности [Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А., 2001]. Во-вторых, идеи Тарда нашли воплощение в «психологии масс» Г. Лебона, изучавшего изменение сознания и поведения человека в рамках большой подобной группы и утверждавшего, что сознательная деятельность человека в определенных ситуациях заменяется бессознательной властью толпы [Лебон Г., 1995]. Масса «выравнивает» чувства отдельного индивида, человек в «толпе» ведет себя иначе, чем в одиночестве, а значит, социально предсказуем.
Некоторые ученые до сих пор отказываются признавать Интернет средством массовой коммуникации, мотивируя это недоступностью новых технологий получения информации для большинства населения страны в физическом и финансовом смысле, сегментированностью аудитории и др [Федотова Л.Н., 2004]. Им противостоят доводы других исследователей, подчеркивающих стремительность развития новой коммуникационной технологии, по скорости не сравнимой ни с одной из существующих ранее [Биккулов А.С., 2003; Филатова О.Г., 2004; Шеремет А.Н., 2004 и др.]. Телефону, который впервые был представлен на Всемирной выставке в Филадельфии, потребовалось 55 лет для того, чтобы численность его пользователей достигла 50 млн. человек. Телевидение вышло на аналогичный уровень за 13 лет. Интернет достиг этой цифры всего за три года [Вершинин М.С., 2001].
Динамику развития Интернета нам дают возможность проследить многочисленные социологические исследования.
По данным компании VeriSign Inc., администратора доменов .com и .net, в 2003 году среди жителей планеты насчитывалось 580 млн. пользователей Интернета [URL 2]. По результатам исследования компании Ipsos-Reid, число пользователей Интернета в 2003 г. в мире выросло на 7%. Это самый значительный прирост за последние четыре года – в 2000-2002 г.г. число пользователей Всемирной сети увеличивалось в среднем на 2% в год. В России количество пользователей Интернета, по данным Ipsos-Reid, за 2003 г. выросло на 25% (учитывались только жители городов).
Согласно ежегодному докладу Всемирного экономического форума, в котором оценивается ситуация с распространением Интернета и реальная степень его использования гражданами, бизнесом и правительствами в тех или иных государствах (2005), Россия занимает 62-е место в мире по степени распространения Интернета и других новейших информационных технологий. А пятерка лидеров выглядит так: Сингапур, Исландия, Финляндия, Дания и США [URL 3]. Однако темпы роста интернетизации России остаются самыми высокими в Европе.
Порог в 10% населения характеризует массовое использование любой новой технологии. Это же относится и к росту пользователей Интернета, и к росту числа регистраций новых доменных имен. В России, согласно последним данным Фонда «Общественное мнение», количество пользователей Интернета (шестимесячная аудитория) на весну 2005 г. составило 17,6 млн. человек, или 16% населения (уровень проникновения заметно колеблется – от 41% в Москве до 11% в УрФО). В течение 2003–2005 гг. наблюдается ежеквартальный прирост в 1%, составивший за два года 6 млн. шестимесячной аудитории, 6,5 млн. месячной аудитории (по мнению компании J`son&Partners, характеризующей максимальное проникновение Интернета) и 4,8 млн. недельной аудитории (показывающих количество регулярных пользователей) [URL 4; URL 10].
Измерения ФОМа также показывают стабильный рост региональной аудитории Интернета [URL 4]. За два года (нач. 2003 – нач. 2004) отмечено увеличение доли пользователей Интернета в регионах, за исключением Московской области и Урала, этот показатель превысил среднероссийские 7%, а в Северо-Западном составил 12%. То есть динамика роста региональной аудитории в некоторых регионах превышает московскую.
Социальность среды Интернет подчеркивают результаты исследований, согласно которым чем больше межличностных контактов имеет человек в реальном мире, тем более он склонен использовать различные средства коммуникации и завязывать виртуальные контакты, которые не ведут к ограничению количества реальных [Bakulev G.P., 2004].
Возвращаясь к уровню воздействия Интернета на параметры коммуникационного процесса в среде Интернет, сравним отличия отдельных особенностей межличностного общения в традиционном обществе и массовой коммуникации в современном обществе: роль коммуникатора берут на себя социальные институты, а не отдельные лица; канал непосредственной передачи информации «лицом к лицу» уступает место высокотехнологичным средствам; это дает возможность выбора времени совершения коммуникации и обратной связи – от прямого и непосредственного до отложенного; увеличивается до глобальных масштабов расстояние передачи информации; в роли реципиента выступает не ближайшее окружение коммуникатора, а анонимная, разнородная аудитория; регулирование взаимодействия теряет характер личного, индивидуально дифференцируемого и принимает бюрократический, фрагментарный характер [Назаров М.М., 2002].
А. Шеремет выделяет следующие условия функционирования системы массовой коммуникации, которым отвечает Интернет: массовая аудитория, которая обладает определенной общей ценностной ориентацией; социальная значимость информации, способствующая возникновению, распространению и поддержанию функционирования массовой коммуникации; соответствующие средства, поддерживающие процесс функционирования массовой коммуникации; многоканальность осуществляемых коммуникаций и вариативность коммуникативных средств (обеспечивается параллельным использованием визуального, аудитивного и аудиовизуального каналов, вариативностью языка) [Шеремет А.Н., 2004].
Канадский ученый и публицист Герберт Маршалл Маклюэн, считающийся одним из первых медиатеоретиков, посвятил свои работы анализу коммуникативных каналов и исследовал повседневную жизнь человека в информационном обществе, мире, созданном новейшими средствами массовой информации. Именно Маклюэн одним из первых использовал термин «медиа» в применении к обозначению различных средств коммуникации, относя к ним не только СМИ, как часто считается, а устную речь, письмо, телеграф, телефон, фонограф, радио, телевидение и многое другое. То есть технологии, то, что способно быть «посредником», появление которых вносит существенные изменения в коммуникацию человека с окружающим миром (как природным, так и социальным) и изменяет его способ мировосприятия и образ жизни. Утверждая, что средство коммуникации есть сообщение, ученый тем самым подчеркивает информационность всех процессов взаимодействия субъектов в пространстве [Маклюэн Г.М., 2003a].
По степени участия в коммуникационном процессе в Интернете различают: межличностную коммуникацию – «один – одному» (электронная почта); коммуникацию «один – многим» (чаты, листы рассылок, группы новостей, персональные страницы в Интернете); коммуникацию «многие – многим» (электронные конференции).
По времени осуществления коммуникации ее формы подразделяются на оффлайновые (средства распространения сообщений, обеспечивающие коммуникации в режиме off-line, то есть допускающие асинхронность) и онлайновые (обеспечивают коммуникации в режиме on-line, то есть синхронное взаимодействие в реальном времени).
Современные достижения в области инфокоммуникаций во многом направлены именно на развитие синхронных онлайновых технологий: сеть ARPANET (1969); электронная почта (1972); глобальная сеть Интернет (1973); сервисы обмена текстовыми сообщениями: дискуссионные группы (discussing groups), списки рассылки (mailing list), телеконференции (1979), форумы, чаты (IRC); более совершенные сервисы: WWW (1989); графический Web-браузер (1994), динамический HTML и интерактивные интернет-технологии (1999) [Розина И.Н., 2002a].
Остановимся на особенностях некоторых из них применительно к тому, в какой степени и с какой интенсивностью эти технологии используются как механизм трансформации традиционных средств массовой информации.
Электронная почта – наиболее используемый сервис Интернета. Предназначена для подготовки, пересылки и получения сообщений в межличностном порядке по электронному адресу конкретного пользователя, не носящая характер массовой рассылки. Относится к системе коммуникации «один – одному», но при появившейся возможности копирования одного сообщения многим людям по списку из него развились два других сервиса: списки рассылки (коммуникация «один – многим»), когда сообщение рассылается по множеству электронных адресов, и дискуссионные группы, дискуссионные листы («многие – многим»), что позволяет в этом режиме одновременно обмениваться информацией множеству людей.
В СССР во время первого путча новости, поступающие по электронной почте, были практически единственным источником, из которого можно было получить информацию о том, что же все-таки происходит. Первой «бумажной» газетой, пришедшей в Интернет, были «Известия»: задолго до появления веб-сайтов, публикации «Известий» рассылались по электронной почте [Российский Интернет, 2000].
Списки рассылки бывают двух типов: новости сайта, информирующие о его обновлении (формируются модератором сайта), и групповые, обеспечивающие коммуникацию в сетевом сообществе (формируются модератором сетевой группы). Например, известный сетевой общественно-политический ресурс www.gazeta.ruимеет десятки вариантов собственных рассылок – от «Новости часа» (выходит с периодичностью 15 мин.) до новостей определенных тематических разделов (выходит по мере их обновления). Заслуживает внимания опыт ресурса Subscribe.ru (http://www.subscribe.ru), представляющего обширный каталог рассылок по разнообразной тематике, на которые может подписаться любой желающий. На май 2005 г. в каталоге представлено свыше 27 тысяч рассылок, которыми пользуются более 3 млн. человек. Одним из условий, позволяющих владельцам сайтов централизованно распространять информацию через Subscribe.ru, является размещение рекламы в рассылках. Единовременный охват аудитории становится сравнимым с самыми популярными телепередачами, а учитывая дифференцированность аудитории (мониторинг Интернет-аудитории определенной рассылки, определенного сайта и составление портрета подписчика в целом, проводимый с помощью анкет подписчика), становится возможным адресное информационное воздействие.
Форумы и чаты как источник неформального обмена мнениями, способ распространения информации на определенную тематику пока не привлекают активного внимания журналистов. Это может объясняться высокой степенью анонимности, невозможностью идентификации социальных характеристик участника дискуссии, бытующими предубеждениями о стратификации аудитории Интернета, не совпадающей с общероссийской и пр.
Однако трансляция идей обсуждения на интернет-форумах в традиционные СМИ в целях генерации посткоммуникативных и предкоммуникативных процессов может представлять определенный интерес. Повторимся, что одним из главных факторов информационного воздействия остается незамедлительная обратная связь, что может представлять собой элемент нейролингвистического программирования [Белянин В.П., 2003].
Существует любопытное исследование, проведенное группой журналистов, в котором на основании контент-анализа сообщений на многочисленных политических форумах, сопоставления их с новостными информационными потоками и других частных методик делается вывод о существовании «организованной и достаточно профессиональной группы лиц из единой «бригады», состоящей из идеологически и методологически идентичных персонажей, которая «работает», пытаясь формировать нужное власти общественное мнение, практически в любом популярном общественно-политическом веб-форуме, имеющем хотя бы несколько сотен посещений в день» [URL 5]. Исследование грешит некоторой субъективностью в части идеологии, не подкреплено статистическими данными в достаточной мере, однако позволяет признать, что сочетание традиционных методов информационного воздействия с возможностями новых медиа открывает неограниченные возможности манипуляции общественным мнением.
WWW (World Wide Web) – основан на технологии гипермедиа, позволяющей размещать текстовую, графическую, звуковую информацию на страницах, связанных друг с другом при помощи гиперссылок (hyperlinks). Согласимся с утверждением И.Н. Розиной, что просмотр сайтов пользователем можно рассматривать не как человеко-компьютерное взаимодействие, а как классический коммуникативный процесс, так как его создатель ставит задачу донесения (передачи) информации до предполагаемого пользователя, а каждый пользователь решает свою собственную задачу получения информации [Розина И.Н., 2002a]. Успешность коммуникативного процесса зависит от совпадения интересов коммуникатора и реципиента, ибо, по словам Ю.М. Лотмана, акт коммуникации следует рассматривать не как просто перемещение некоторого сообщения, остающегося адекватным самому себе, из сознания адресанта в сознание адресата, а как перевод некоторого текста с языка моего «я» на язык твоего «ты» [Лотман Ю.М., 1998].
Российская интернет-журналистика выросла из авторских проектов – домашних страничек и колонок, создаваемых энтузиастами развития новой коммуникативной среды («Вечерний Интернет» А. Носика, «Паравозов-News» Александра Гагина и др.). Они явились прообразами будущих сетевых газет. Становление авторских проектов очень похоже на молодые годы русской журналистики, когда журналы выпускались энтузиастами, имели смешной по теперешним меркам тираж – 200 экземпляров и существовали от нескольких месяцев до нескольких лет. Авторские проекты по сути своей некоммерческие, соответственно не конъюнктурны, свободны от многих ограничений, создаются ради удовольствия и являются действительно авторскими.
Жанр обозрений Сети, приучивший читателей к ежедневному чтению электронного издания, особенно интересен, так как дает представление об одной из новых социальных функций журналистов в недалеком будущем [Засурский И., 1999]. С этих колонок, писавшихся вначале «про себя», частью «про других» и позже – «для других», возникла сетевая журналистика и начиналась деятельность «колумнистов»-журналистов. Несмотря на то, что любая деятельность опирается на существующий опыт, можно говорить, что путь журналистики в Интернете принципиально иной, чем в традиционных СМИ, вводящих в свою деятельность новые технологии. Журналисты-профессионалы с появлением нового средства, будь то радио или телевидение, использовали его качественно новые возможности для реализации существующей концепции информирования населения, они уже создавались как СМИ. К Интернету же как компьютерной технологии в первую очередь получили доступ негуманитарии, которым пришлось осваивать новую текстовую (даже гипертекстовую) среду. Оффлайновые журналисты просто не понимали, зачем нужен Интернет и что туда писать. Постепенно в Сети возникали различные сайты – в основном компьютерной или околокомпьютерной тематики, переводы западных публикаций, сетевая литература, электронные версии печатных газет. Веб стремительно завоевывал и читательскую, и авторскую аудитории, пользуясь своими характерными свойствами, трансформирующими основные составляющие коммуникативного процесса – время, источник и способ получения информации. Рассмотрим, в чем же состоят его особенности.
Обновление информации на новостных сайтах происходит практически ежеминутно. Пользователь Интернета может в любое удобное для него время получать нужные сведения, в отличие от читателя газет и зрителя ТВ, ограниченного сроками выпуска новостей и тиража.
Также имеется возможность выбора источников информации – многочисленных и разнообразных по спектру направлений. Практически невозможно приобретать весь спектр «бумажных» изданий различного направления и пересмотреть все новостные программы телеканалов. К тому же пользователю Интернета, как и читателю газеты, предоставляется реальная возможность выбирать интересующие его материалы в определенном издании и пропускать остальные. Информацию телевидения можно прекратить получать, лишь выключив телевизор, так как активные и пассивные стороны процесса восприятия находятся в тесном взаимодействии.
Подача новостей в газете и на ТВ однотипна, в рамках сложившегося индивидуального графического модуля или сетки вещания (что также является определенным способом психологического воздействия). Интернет, используя возможности динамичности интерфейса пользовательской программы, предоставляет возможность выбора способа получения интересующей оперативной информации: 1) традиционное чтение новостей на выбранных сайтах; 2) создание «собственной Интернет-газеты» путем изменения настроек браузера (отключение графики, переход в текстовый режим), использования программы формирования определенного набора рубрик и тематики материалов за определенный промежуток времени; 3) импорт ленты новостей с информационного ресурса на свой сайт (Cnews.ru, News.Yandex.ru); 4) «новости на рабочем столе» – лента новостей, импортируемая с любого сайта на рабочий стол любого персонального компьютера (так называемый десктоп-коммуникатор); 5) расширение авторского участия читателя с помощью различных способов он-лайн взаимодействия (гостевые книги, чаты, форумы, комментарии, участие в формировании контента сайта, возможность создания собственных страниц и сайтов); 6) рассылка новостей сайта: практически ежеминутно пользователь может получать по электронной почте информацию на заинтересовавшую его тему с определенного ресурса (Gazeta.ru); 7) рассылка анонсов основных материалов, появившихся на сайте – в рассылке присутствуют только заголовки и анонсы, для получения подробной информации пользователь должен перейти на сайт (Sovetnik.ru); 8) серфинг по баннерам и «информерам» (Rbc.ru).
Обращая внимание на психологические эффекты в особенностях влияния СМИ на массы, Г. Шиллер в своем труде «Манипуляторы сознанием» [Шиллер Г., 1980], выделяет в качестве важнейших приемов воздействия на сознание аудитории фрагментацию информационного потока и мгновенность доставки информации. Эти особенности являются основным двигателем развития информационных ресурсов. Примером служит обновление в режиме реального времени новостных лент. По мере поступления в отдел выпуска СМИ дополнительных сведений о каком-либо происшествии в ленту поступает новая информация, уточненная, расширенная и дополненная, иногда противоречащая заявленному ранее. Таким образом число сообщений на одну тему при ее повышенной значимости может варьировать до 10 и более. Так, количество сообщений на одну тему из различных источников в ленте «Яндекс. Новости» в течение дня может превышать 200.
Заслуживает внимания утверждение Г. Лебона о том, что посредством повторения идея водворяется в умах до такой степени прочно, что в конце концов она уже принимается как доказанная истина [Лебон Г., 1995].
Маршалл Маклюэн говорит о новой схеме взаимодействия между всеми человеческими чувствами, изменением их отношений «вследствие технологического расширения возможностей глаза или уха»; о том, что наиболее сильно реагируют на воздействие новой технологии (в нашем случае – комплексное воздействие мультимедиа, что позволяет Интернет) те, кому приходится принять на себя ее первый удар. Это состояние «начального шока», по выражению Маклюэна, постепенно переходит в фазу «приспособления» всей личной и социальной жизни к новой модели восприятия» [Маклюэн Г.М., 2003b].
Телевидение дало нам «многослойность» сознания, если воспользоваться термином Т. Адорно. Телепрограмма задает некоторые рамки, программируя в буквальном смысле сознание человека умелым чередованием и повторяемостью, а пульт дистанционного управления привнес в процесс просмотра телепередач некую хаотичность, характеризуемую так называемым явлением «зэппинга» (от восклицания «zap» – бац!). Психологи полагают, что первоначально вызванный желанием «убежать» от рекламы «зэппинг» стал приобретать характер болезни. Телезритель не в состоянии долгое время сосредоточиться на чем-либо и бессознательно «прыгает» с канала на канал. Перенесем это явление в среду Интернета и увидим, что «многослойный пирог» превращается в калейдоскоп, ибо вариантов переключения на другую тему на любом информационном сайте наблюдается на порядок больше, чем между двумя десятками телеканалов. Пульт дистанционного управления сменяется компьютерным манипулятором – «мышью», читатель должен производить активные действия – нажимать «мышью» на заинтересовавший заголовок или картинку, чтобы получать полные тексты. Основной эффект многоуровневого размещения текстов в Интернете – «эффект айсберга», при котором «на поверхности» находится лишь заголовок (либо заголовок и вид текста), и процесс их «извлечения» идентифицируется в сознании пользователя с сопричастностью к процессу появления информации. Этому же способствует незавершенность линейной структуры новости, чего не возникает при просмотре телепередач и чтении газет.
Среднестатистический потребитель информации не обладает способностью к цельному восприятию того, что он видит. Он выхватывает отдельные куски, которые складываются в пеструю мозаику фактов, мнений, образов и др. Такое сознание может стать легкой добычей для манипуляций.
И вновь вернемся к уже упоминавшимся идеям М. Маклюэна о сути изменений в обществе и человеке под влиянием новых медиа: «Язык медиа, как и любой другой язык – это технология. Человеку не дано оценить воздействие средства, а потому он смотрит на мир сквозь «зеркало заднего вида»: новые средства понимаются как продолжение старых, они видимы, но незамечаемы. Лишь художнику дано быть «антенной нации». Быть художником – значит управлять метафорами [Маклюэн Г.М., 2003b].
Кому же достается роль «правителя метафор»?
По данным исследовательской группы Комкон-вектор, в 2000 г. среди пользователей Интернета было 19,6% руководителей различного уровня, 22,8% специалистов – более половины от общего числа [URL 6]. Наиболее динамично использование Интернета распространялось в журналистской среде (18,3%), властных структурах (4,6), причем в этих категориях индекс соответствия («концентрация» пользователей Сети в данной группе населения) самый высокий [URL 7].
Фундаментальное интернет-исследование, проведенное в 2000 г. Национальной Интернет-службой Strana.ru. совместно с Фондом «Общественное мнение» [URL 8], показало, что 13% пользователей, активно интересующихся ресурсами общественно-политической тематики, пришли в Интернет в 1996 году. 26 и 27% пришли, соответственно, в 1998 и 1999 гг. Вывод о том, что аудитория 1996 г. представляла тех профессионалов, которые обусловили развитие медийного сектора в 1998-1999 гг., позволяет нам сделать анализ ситуации политической жизни России в этот период. Во-первых, это привлечение внимания целевой аудитории после публикации в реальном времени информации о ходе президентских выборов (проект «Россия: выборы-95»). Ньюсмейкеры поняли, что сетевые СМИ – это реальная возможность влияния на лидеров мнения и новые перспективы в завоевании информационного пространства. Во-вторых, начало работы ФАПСИ по созданию и реализации проекта «Деловая сеть России», а также масштабные российские и зарубежные инвестиции в проекты расширения доступа в Интернет для науки и высшей школы [Российский Интернет, 2000]. Через два года эта молодая и восприимчивая аудитория заработала в Интернете с профессиональными целями, обусловив первый пик активности в развитии соответсвующих медийных ресурсов в русском Интернете, который и пришелся на период 1998 – начало 2000 г. Именно в этот период появились (или заняли лидирующие позиции) практически все ресурсы, ныне определяющие образ русского медийного Интернета (Gazeta.ru, Lenta.ru, Vesti.ru, Ytro.ru, Smi.ru и другие). Данный пик был напрямую связан с предвыборной ситуацией. Основными игроками на медиа-рынке стали компании, имеющие свои интересы в политической и иных сферах. Так, например, возникли ресурсы Фонда эффективной политики, долгое время сохранявшего лидерство в медийной сфере Интернета. По мере приближения выборов нарастал ажиотажный спрос на политическую информацию, тем самым увеличивая запросы на ее качественное изготовление. Ситуация для развития СМИ в Интернете и изменения отношения к Интернету, была более чем благоприятной [Давыдов И., 2002].
К концу 90-х годов XX в. в условиях информационных войн между коммерческими структурами, втягивания СМИ в политику, отсутствия сильных партий и общественных объединений Интернет оказался крайне востребованным – и теми субъектами политического процесса, которые не имели больших возможностей в традиционных СМИ, и крупными политическими игроками, использовавшими особенности Интернет-среды в тех случаях, когда Интернет оказывался средством, наиболее адекватным коммуникативной задаче. Перечислим основные свойства глобальной сети: легкость, быстрота и дешевизна публикации; возможность доступа к опубликованной информации из любой точки мира; интерактивность; неопределенный правовой статус сетевой публикации.
В ходе информационных операций в Интернете к российским сетевым технологиям была адаптирована модель двухступенчатой коммуникации, разработанная американским исследователем П. Лазарсфельдом в конце 1940-х годов [Лазарсфельд П., Мертон Р., 2002] на основе линейной формулы коммуникационного процесса, Г. Лассвелла («Кто? Что? Как? Кому? С каким эффектом?»), предполагающей прямое воздействие масс-медиа на аудиторию [Лассвелл Г., 2002].
П. Лазарсфельд совместно с Э. Кацем доказали наличие двухступенчатого потока массовой коммуникации, в котором небольшая «первичная» группа – лидеров общественного мнения – оказывала значительное влияние на формирование мнения вторичной, более широкой, группы – массовых потребителей. Исследователями феномена опосредованного воздействия на общественное мнение были сделаны выводы: «лидеры мнений являются особо заинтересованными в новостях, политически активными; лидеры мнений чаще включаются в коммуникативные кампании, чем те, кто не является лидерами; лидеры мнений активнее других используют получаемые сведения для информирования и совета другим» [Почепцов Г.Г., 1998].
Понятие «многоступенчатого потока коммуникации», введенное У. Шраммом, послужило толчком к изучению введения в действие послекоммуникативных процессов, эффекта «коммуникативного резонанса».
Вторичные или послекоммуникативные процессы связаны с обсуждением и распространением информации, впервые полученной по первичному процессу, они составляют гарантию успешности последнего. Таким образом смысл вторичных процессов состоит именно в формировании общественного мнения как механизма обратной связи в системе властных взаимоотношений. Его роль может меняться от ничтожной до определяющей, что имеет существенное научное и политическое значение.
С. Московичи, видя в масс-медиа инструмент не прямого, а опосредованного воздействия на мнение человека через первичные группы соседей, семьи, друзей, тем не менее подчеркивает, что по мере своего развития масс-медиа оставляют человека один на один с собой, вытесняя «дискуссионные кружки и беседы» [Московичи С., 1996]. Таким образом журналист принимает на себя роль лидера в формировании общественного мнения и решает задачу генерации вторичного коммуникативного процесса, что приобретает все большую значимость в современных условиях.
В 2001 г. нами был выдвинут тезис о целеориентированности структуры и содержания медиа-ресурсов Интернета на особую категорию пользователей – организаторов вторичного коммуникативного процесса (журналистов, активистов негосударственных, некоммерческих организаций, ученых в областях социально-гуманитарного знания, сотрудников пресс-служб государственных и муниципальных органов) [Раскладкина М.К., 2001a, 2001b]. Будучи включенными в потоки информационных обменов, они влияют не только на понимание, интерпретацию новости, но и на определение ее значимости – то есть формирование «повестки дня».
Исследования политических процессов, перенесенных в область Интернета либо привнесенных из этой новой среды информационно-коммуникативных обменов, подтверждают эту гипотезу [URL 9; Иванов Д., 2002; Лосева Н., 2003 и др.]. В силу своего социального статуса, степени включенности в общественно-политическую жизнь страны, лидеры мнения транслируют информацию, полученную из Сети, на свое социальное окружение.
По оценкам американских социологов, примерно 10% жителей США оказывают влияние на мнение остальных 90%. В число этих 10% входят политики, журналисты, крупные бизнесмены, преподаватели высших учебных заведений, эксперты в различных областях, лидеры крупных общественных организаций и т.д. Исследовательская компания ROVER ASW выяснила, что «группа влияния» предпочитает получать информацию с помощью Интернета, а не традиционных средств массовой информации. 77% наиболее влиятельных американцев имеют доступ в Сеть – в среднем по США этот показатель превышает 60%. 95% из них получают информацию из Интернета, как минимум, один раз в день. Шестеро из десяти членов «группы влияния» тратят на чтение информации в Интернете (без учета чтения электронной почты), как минимум, на один час больше, чем расходуют на чтение газет и журналов, просмотр телепрограмм и т. д. 73% наиболее влиятельных американцев считают Интернет главным источником политической и экономической информации. По этому показателю Интернет опередили лишь газеты (86%) [Хан-Магомедов Д.Д., 2003].
Безусловно, российский Интернет имеет свою специфику развития, во многом обусловленную социально-экономическими, политическими, культурными реалиями, однако его недолгая история показывает, что наиболее успешными были те информационные проекты, создатели которых целенаправленно работали на реализацию описанной выше схемы двухступенчатой коммуникации: интернет-проект (интернет-событие) в качестве импульса – отклик (шум) в традиционных СМИ – привлечение внимания целевых аудиторий к информации [Иванов Д., 2002].

Выводы

Сущностные особенности Интернета как новой медиа-среды состоят в его возможностях изменять основные параметры коммуникативного процесса (источник, сообщение, получатель, канал, время), а также моментальная обратная связь с коммуникатором, осуществляемая с помощью постоянно развивающихся синхронных онлайновых технологий.
Предшественниками контент-проектов в российском Интернете являются авторские проекты и колонки, давшие начало интернет-журналистике. Журналистика в Интернете представляет собой уникальное явление, основанное на принципах контекста и гипертекста, вобравшее в себя традиции СМИ-предшественников (газеты, радио и телевидения), однако имеющее ряд принципиальных отличий.
Многофакторное коммуникативное воздействие Интернета в России характеризуется опоcредованностью в силу труднодоступности для основной массы населения. Для достижения долговременных коммуникативных задач используется авторитет «лидеров мнения» (к их числу относятся и журналисты), которые составляют целевую аудиторию ресурсов Интернета, позиционирующих себя как средства массовой информации.
Работа журналиста в среде Интернет, как и в других информационных средах (печать, радио, телевидение), имеет свои особенности, основанные на присущих им характерных свойствах, знание и учет которых помогают эффективному использованию технологий в процессе взаимодействий в социуме. Это необходимо учитывать при подготовке специалистов в сфере СМИ и связей с общественностью.

Литература

[Bakulev G.P., 2004] Bakulev G.P. Social communication on the internet: overview of theory // Социальная коммуникация в современном мире. Modern Social Communication / Сборник материалов российско-американской научной школы-семинара, 14-18 июня, 2004. – М., 2004. – С.17-22.
[Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А., 2001] Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности. – М., 2001.
[Белянин В.П., 2003] Белянин В.П. Психолингвистика: Учебник. – М., 2003.
[Биккулов А.С., 2003] Биккулов А.С. Интернет как средство массовой коммуникации. – Дис. канд. социол. наук. – СПб., 2003.
[Вершинин М.С., 2001] Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. – СПб., 2001. – С. 65.
[Войскунский А.Е., 2000] Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А.Е. Войскунского. – М., 2000.
[Войскунский А.Е., 2002] Войскунский А.Е. Исследования Интернета в психологии // Интернет и российское общество. – М., 2002.
[Давыдов И., 2002] Давыдов И. Массмедиа Рунета. Основные тенденции развития и анализ текущей ситуации. Аналитический доклад // Среdа. – 2000. – №11. – C.31-33.
[Засурский И., 1999] Засурский И. Масс-медиа второй республики. – М., 1999.
[Землянова Л.М., 1995] Землянова Л.М. Современная американская коммуникативистика: теоретические концепции, проблемы, прогнозы. – М., 1995.
[Иванов Д., 2002] Иванов Д. Политический PR в Интернете: российские реалии // Интернет-маркетинг. – 2002. – №4. – С.6-14.
[Лазарсфельд П., Мертон Р., 2002] Лазарсфельд П., Мертон Р. Массовая коммуникация, массовые вкусы и организованное социальное действие // М.М. Назаров. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. – М., 2002. – С.138-149.
[Лассвелл Г., 2002] Лассвелл Г. Структура и функции коммуникации в обществе // М.М. Назаров. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. – М., 2002. – С. 131.
[Лебон Г., 1995] Лебон Г. Психология народов и масс. – СПб, 1995.
[Лосева Н., 2003] Лосева Н. Информационный Интернет в современной России // Общая тетрадь: Вестник Московской Школы политических исследований. – М., 2003. – №4 (27). – С. 35.
[Лотман Ю.М., 1998] Лотман Ю.М. Об искусстве – СПб., 1998. – С.653.
[Маклюэн Г.М., 2003a] Маклюэн Г.М. Галактика Гутенберга: Сотворение человека печатной культуры. – Киев, 2003.
[Маклюэн Г.М., 2003b] Маклюэн Г.М. Понимание медиа: внешние расширения человека. – М., 2003.
[Московичи С., 1996] Московичи С. Век толп. – М., 1996. – С.240.
[Назаров М.М., 2002] Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. – М., 2002. – С. 11-13.
[Почепцов Г.Г., 1998] Почепцов Г.Г. Теория и практика коммуникации. – М., 1998.
[Раскладкина М.К., 2001a] Раскладкина М.К. Категория лидеров мнения как целевая аудитория медиа-ресурсов российского Интернета // Социально-психологические проблемы развития личности: Материалы Первой всероссийской научной internet-конференции. - Тамбов, 2001. – С. 8-12;
[Раскладкина М.К., 2001b] Раскладкина М.К. Целеориентация потребителя как психологическая основа разработки контентной и структурной составляющих медиа-ресурсов российского Интернета // Социальные и психологические последствия применения информационных технологий. – М., 2001.
[Розина И.Н., 2002a] Розина И.Н. Теория и практика компьютерно-опосредованной коммуникации в России: состояние и перспективы // Теория коммуникации & прикладная коммуникация. Вестник Российской коммуникативной ассоциации: Сборник научных трудов. – Вып. 1. – Ростов-н/Д., 2002. – С.185-192.
[Розина И.Н., 2002b] Розина И.Н. Компьютерно-опосредованная коммуникация в педагогическом и научном взаимодействии // Материалы международной научно-практической конференции «Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах» – «Коммуникация-2002» («Communication Across Differences»). – Ч. 1. – Пятигорск, 2002. – С.138-145.
[Российский Интернет, 2000] Российский Интернет накануне больших перемен. – М., 2000. (http://interpub.irex.ru)
[Федотова Л.Н., 2004] Федотова Л.Н. Социология массовой коммуникации. – СПб., 2004.
[Филатова О.Г., 2002] Филатова О.Г. Интернет как масс-медиа // Актуальные проблемы теории коммуникации. – СПб., 2004. – C.232-240.
[Хан-Магомедов Д.Д., 2003] Хан-Магомедов Д.Д. Рунет и виртуализация культуры // Информация для всех: культура и технологии информационного общества: Материалы конференции EVA 2003 Москва. – М., 2003. – С.2-11.
[Шеремет А.Н., 2004] Шеремет А.Н. Интернет как средство массовой коммуникации: социологический анализ. – Автореф. дис... канд. социол. наук. – Екатеринбург, 2004.
[Шиллер Г., 1980] Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. – М., 1980.
[URL 1] Интернет возглавил топ-25 изобретений человечества // Cnews. – 28.03.2005. (http://www.cnews.ru/newcom/index.shtml?2005/03/28/176378).
[URL 2] Статистика развития российского сегмента Интернета // Вебпланета. (http://info.nic.ru/st/11/out_718.shtml)
[URL 3] Россия на 62 месте в мире по распространению Интернета. – ИТАР-ТАСС. – http://www.itar-tass.com/level2.html?NewsID=1815612&PageNum=0.
[URL 4] Опросы «Интернет в России». – М., Фонд «Общественное мнение», 2005. – Вып. 10 (Зима 2004-2005). – С.3-5. (http://bd.fom.ru/report/cat/culture/internet/o051001)
[URL 5] Полянская А.., Кривов А., Ломко И.. Bиртуальное око старшего брата. Попытка исследования // Виртуальный корпоративно-общественный ресурс «Журналист». http://www.journalist-virt.ru/special/brigada.php
[URL 6] Залесский П.К. Интернет-аудитория России. Штрихи к портрету // Инфо-бизнес. – 2000. – №40. (http://www.ibo.ru/offline/2000/142/5791/).
[URL 7] Залесский П. Политические симпатии российской аудитории Интернета // SPB. Business Omnibus: Электронный журнал. – 2000. №5. http://www.gallup.spb.ru/journal/j5r4s2.htm.
[URL 8] Фундаментальное Интернет-исследование НИС Strana.ru «Россия в Интернете». – М., 2000. http://www.internet.strana.ru.
[URL 9] Иванов Д. Российский интернет как средство политической коммуникации: Первая глава истории политрунета // Русский Журнал. – 13 марта 2002 г. www.russ.ru/netcult/history/20020313.html
[URL 10] Рынок доступа в Интернет: Бюллетень. – Март, 2004. www.json.ru/files/imw_200403rus.pdf