Educational Technology & Society 5(1) 2002
ISSN 1436-4522
pp. 215-221

Открытое образование: от функций к терминам


Подведение итогов
А. Г. Оганесян
Доктор физико-математических наук государственный университет "Львовская политехника"
E-mail: oganes@poliynet.lviv.ua

Время проведения дискуссии:
11 февраля - 4 марта 2002 года.

Участники дискуссии:
Г.Атанов, И.Галеев, В.Кухаренко, В.Лаптев, М.Морозов, А.Оганесян, И.Розина, Е.Синица, А.Соловов, С.Сосновский, Л.Хачатуров, В.Чепегин, Л.Шауцукова, А.Шелепаева.

1. О чём спорили?

Дискуссия началась с вопроса из интервью Л.Титарева: "что такое дистанционные технологии, что нового они приносят в сферу образования?" (газета "СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ", выпуск № 3(35), март 2000 год). Обсуждение русских терминов "дистанционное образование" (ДО) и "открытое образование" (ОО) быстро перекинулась к обсуждению терминов англоязычного происхождения, типа "кейс" (case) и прочая. Обсуждение шло в попытках насытить эти термины смыслом.
На похожей дискуссии в Львове недавно присутствовал лично. Вела её дама одного из университетов Лондона, (конференция была объявлена как международная). Поскольку дискуссия становилась всё более хаотичной, я попросил ведущую сформулировать отличительные признаки ДО. Она назвала следующие: 1) студент самостоятельно изучает учебные материалы за пределами университета; 2) студенту посылаются необходимые учебные и методические материалы; 3) в конце каждого семестра студент прибывает в университет и сдаёт экзамены лично. На вопрос же о том, чем же тогда ДО отличается от заочной формы обучения, она ответила, что в Англии этой формы нет и не было, а вот ДО (в её понимании) развивается уже почти пять лет и она не видит особой необходимости концентрировать внимание на применении современных информационных технологий. Пока можно ограничиться и обычной почтой… Кстати, радио Свобода цитировала первую речь нового президента США, где он назвал реформу образования приоритетной задачей, цель которой - научить детей к третьему классу читать (!!!). Вместе с тем, 200 тысяч российских учёных уехали заниматься наукой за кордон (на днях об этом говорилось в Думе). Выходит, не всё хорошо там и плохо здесь.
Совершенно прав С.Сосновский, сказав, что"... неточность в обращении с терминами приведет к концептуальным неточностям". В отличие от искусства, любая система образования всегда функциональна и завершается "...лицензированием, аккредитацией, аттестацией, государственным дипломом и т. п." (Г.Атанов). Диплом государственного образца подтверждает "гарантию качества и гарантию конвертации диплома (хотя бы в пределах своего государства)" (В.Чепегин). Добавлю: чётко определённый термин позволяет избежать многословия и пустословия.
При разработке или совершенствовании системы образования (и не только её) необходимо от функций переходить к терминам. Но никак не наоборот. Попробуйте, например, дать определение термину "экстрасенс", не опасаясь вызвать бурю мнений. А вот с термином "часы" все просто. Часы могут быть солнечными, водяными, песочными, механическими, электромеханическими, электрическими, электронными, квантовыми, наручными, карманными, башенными и ещё ни весть какими. Независимо от конструкции, по часам мы узнаём время. Это основная их функция Появление даже совершенно необычных часов не вызовет дискуссии. Недавно прочитал, что в продаже появились японские часы, которые не нужно периодически подводить. Это происходит автоматически, с помощью встроенного в часы радиоприемника. Часы стали более совершенными, но многовековая их функция не изменилась. А человек стал человеком только тогда, когда научился передавать приобретенный опыт следующим поколениям. Именно в этом и состоит цель любой системы образования. Она может быть плохой или хорошей, удобной или не совсем, доступной всем или лишь избранным, но всегда должна передавать опыт старшего поколения - младшему. Я намеренно не говорю "передавать знания". Передавать надо именно опыт, умение использовать знания на практике. Человек, получивший образование, должен быть подготовлен умению работать. Передавать только знания, пусть очень полезные, явно недостаточно. Несомненно, прав профессор Г.Атанов, развивающий и пропагандирующий деятельностное обучение 1 (см. дискуссию 2001 года). Не будет шансов выжить у тонущего, если с техникой плавания он знаком лишь по книгам, пусть и прекрасно написанным.
Сократ мог себе позволить передавать знания и опыт индивидуально. Музыкантов-исполнителей до сих пор так и обучают. Но индивидуальное обучение не может быть массовым. Сегодня же обучение преимущественно именно массовое. И основная проблема состоит в том, чтобы качество массового обучения, по возможности, приблизить к индивидуальному. Новые информационные технологии позволяют надеяться на успех. Однако эйфория и желание получить немедленный результат, опираясь только на информационные технологии, скорее всего, приведут к обратному. Естественно, систему образования нужно совершенствовать, заменять устаревшие средства и методики новыми, но только так, чтобы в процессе этих преобразований не потерять саму цель системы образования. В пылу дискуссий об этом часто забывают. К сожалению, так было и на этот раз. Поэтому есть смысл провести небольшое сравнение традиционных систем высшего образования.
Стационарная форма обучения обеспечивает пока наилучшие результаты, но не может принять всех желающих. Вечерняя форма обучения позволяет совместить работу с учёбой, но предполагает общение студентов с преподавателями почти в том же объёме. Заочная форма - ограничивает общение с преподавателями пределами сессий. Наконец, экстернат. Тут студент встречается с преподавателем лишь при сдаче экзаменов.

2. Экзамены...

Содержание программы обучения при всех формах остаётся одинаковой и, в конечном итоге, выдаётся диплом единого образца. Тем самым молчаливо предполагается независимость качества обучения от формы. Но это на бумаге. На практике же любой преподаватель стонет, выслушивая "перлы" вечерников и, особенно, заочников на экзаменах (есть, конечно, исключения, но погоды они не делают). И редкий преподаватель выставляет оценки в соответствие с продемонстрированными знаниями. Одна из главных причин этого состоит в том, что нагрузка преподавателя пропорциональна количеству студентов. Выставляя неудовлетворительные оценки, преподаватель рискует быть уволенным 2 . Эффект завышения оценок присущ всем формам обучения, однако на стационаре он менее заметен. Дело в том, что на стационаре значительно лучше поставлен текущий контроль успеваемости. И не только знаний. Контролируется приобретение навыков и опыта на практических и лабораторных занятиях. При вечерней форме обучения текущий контроль существенно хуже, а на заочной - практически отсутствует. Независимо оттого, что декларируется в учебных планах и должностных инструкциях. Об этом знают все, но стараются не замечать.
Основные виды аудиторного обучения на стационаре: лекции, практические занятия и лабораторные работы. Самостоятельно студенты выполняют курсовые работы и проходят производственные практики (роль преподавателей тут консультативная). По всем предметам, предусмотренным учебным планом, студенты сдают зачёт или экзамен и, наконец, выполняют и защищают дипломный проект3.

3. Лекции

Наиболее "сознательные" студенты их конспектируют. Остальные - в конце семестра их копируют (благо, копировальные аппараты теперь доступны). При этом прогулы, как правило, не фиксируются - во многих вузах свободное посещение лекций. Тем не менее, они используются как основное средство передачи знаний. Недаром говорят - читать лекцию. В древние времена, когда и книгопечатания - то еще не изобрели, это было понятно. А теперь? Во всем прав профессор Г.Атанов, называя таких преподавателей излагателями, а их лекции - диктантами. Впрочем, не будем столь категоричны. Иногда такой стиль - вынужденный. Если нет учебников. Но это уже другая проблема.
В хорошем учебнике и сложный материал изложен просто и доступно. В плохом - обычно наоборот. Хороших учебников мало. Но их можно тиражировать. Хороших лекторов тоже мало, а тиражировать их нельзя. Лекции излагателей постепенно отучают студентов читать сначала учебники, а потом и любую литературу по специальности. В этом смысле установочные лекции для заочников значительно полезнее. Они - как хорошее вступление к хорошему учебнику. Сам же учебник в наше время может быть издан на лазерном компакт-диске и содержать массу полезного иллюстративного материала с использованием всех мультимедийных возможностей, которые сейчас почти безграничны. Наконец, учебники могут располагаться на серверах вузов. Но, в любом случае, учебники должны проходить жесткую процедуру рецензирования и утверждения. В каком бы варианте они не издавались - традиционном или компьютерном. Иначе беда. Например, некоторые школьники начинают изучать физику со свойств газов "на основе молекулярно-кинетической теории", а первый школьный учебник по биологии без высшего специального образования понять вообще невозможно.

4. Практические занятия

Практические занятия преследуют две основные цели: приобрести опыт использования полученных знаний и оценить уровень полученных навыков каждым студентом по текущей теме. В технических вузах они проходят примерно так: один студент решает задачу на доске и получает за это оценку, а остальные при этом присутствуют.
Преподаватель старается проверить усвоение учебных материалов или, иначе говоря, получить обратную связь. Однако возможности его весьма ограничены. Приведу некоторые цифры (А.Г.Оганесян 1999). Допустим, что семестр продолжается 15 недель, на каждой неделе по 2 практических занятия по предмету, преподаватель успевает вызвать к доске 4 студентов, а в группе их 15. Прикинем, сколько в среднем задач решается на доске за семестр: 15·2·4=120. На одного студента, решавшего задачу у доски и получившего за это оценку, приходится 8 задач за семестр, или 8:120=0.067 задачи на одно занятие в среднем. Теперь, для сравнения, приведу результаты по курсу "Цифровая обработка сигналов", взятые из файла статистики КОС (Компьютерной обучающей системы) одного из семестров: в среднем каждый студент за семестр успел решить задачу или ответить на вопрос в среднем 476 раз! Или примерно 16 на каждом практическом занятии. В два раза больше в течение одного занятия с КОС, чем при обычных за весь семестр. Интенсивность практических занятий по этому параметру возросла в 16:0:067=238 раз! Обратная связь несравненно эффективнее. Эти результаты, полученные в реальном учебном процессе, подтверждают высказывание Г.Титарева"... почему-то всех поразила именно возможность компьютеров передавать знания на расстоянии. Как будто это самое главное. На мой взгляд, главное - это компьютерный интеллект. Именно здесь будут самые большие успехи".
Ведь как сейчас: лекции читают на потоке, состоящем, например, из четырёх групп. Практические занятия в одной группе обычно ведёт сам лектор. В остальных трёх - ассистент. Он же проводит практические занятия и по другим предметам (у некоторых ассистентов их количество достигало и шести). В этих условиях всерьёз рассчитывать на качество проведения занятий, естественно, не приходится. Причина - на выпускающих кафедрах обычно лекторов существенно больше, чем ассистентов. Особенно в политехнических вузах.
Именно интеллектуальные компьютерные обучающие системы позволят со временем устранить острую нехватку квалифицированных преподавателей и перейти к индивидуальному обучению. Как и учебники, КОС должны проходить систему лицензирования. Иначе вреда от них будет больше, чем пользы. Как и от плохих учебников. Кстати, КОС - не компьютерный учебник. Скорее всего, КОС можно сравнить с хорошим задачником по предмету, способного к тому же проверить и оценить решение, предложенное студентом (А.Г.Оганесян 1999; А.Г.Оганесян, Н.А.Ермакова, К.О.Чабан 2000). Вновь процитирую Г.Атанова:"В учебной задаче утилитарное значение имеет не ответ (единственное требование к нему - быть правильным), а процесс его получения, так как способ действий формируется только в процессе решения учебных задач".

5. Лабораторные работы

Лабораторные работы предназначены для приобретения навыков и опыта. Если методики проведения лекций по различным предметам (даже техническим и гуманитарным) похожи, то лабораторные работы могут и в пределах одного предмета существенно отличаться. Тут предвижу хор возражений и сразу скажу - о виртуальных лабораторных работах знаю. Их теперь можно в изобилии найти в Интернете и на различных выставках по современным компьютерным технологиям. Согласен, что некоторые из них вполне оправдывают своё назначение, т. е. позволяют приобрести некоторые навыки и опыт. Например, очень хорош виртуальный лабораторный практикум по общей электротехнике. На экране, например, появляются электрическая схема и измерительные приборы. Используя мышь и клавиатуру, можно изменять параметры электрической схемы, выбирать нужные приборы и подключать их к тем или иным точкам схемы. Весь процесс работы очень точно копирует выполнение лабораторной работы на реальной установке. Ещё пример - виртуальные лабораторные работы по электродинамике. На мой взгляд, они значительно лучше, информативнее и полезнее обычных. Дело в том, что исследуется структура невидимых электромагнитных волн. А вот виртуальные - делают их видимыми. Причём, очень наглядно и в динамике. Но эти примеры лишь исключения. Вряд ли виртуально можно научиться, например, монтировать печатную плату или волноводный тракт. Для этого необходимо приобрести и моторные навыки, которые виртуальные лабораторные работы обеспечить не могут.

6. Чего мы хотим?


Улучшить качество образования, используя для этого современные информационные технологии. Уточним:

  1. Образование должно стать доступным для всех желающих. Существующая стационарная форма обучения не в состоянии этого обеспечить. Тем более что конкурсный отбор, как правило, фикция (во всяком случае, обратное утверждают только администрации вузов).
  2. Студент должен иметь возможность изучать предметы и сдавать экзамены по выбору. Сейчас это невозможно. Поступив в вуз, ему придётся заниматься с преподавателями именно этого вуза. Невозможно, например, изучить и сдать математику в другом вузе.
  3. Иметь возможность работать и учиться без потерь в качестве образования.

Если удастся всё это осуществить, то такое образование можно будет назвать ОТКРЫТЫМ. Оно обеспечит доступность, выбор и качество независимо от способа его реализации.
Теперь можно уточнить и термин ДО - дистанционное образование. Это открытое образование, организованное таким образом, что только экзамены и защита дипломов происходят лично. Остальное - дистанционно, но без потери качества. Естественно, не для всякой специальности ДО пригодно. Например, не представляю, как можно получить медицинское или музыкальное (исполнительское) образование дистанционно. Впрочем, это должны решать сами медики и музыканты.
Кстати, буквами ДО обозначают и понятие "Дистанционное обучение". И часто путают с "Дистанционным образованием". Хотя совершенно понятно, что Дистанционное обучение можно использовать в пределах и одного, отдельно взятого предмета.

7. Что надо сделать?

Очевидно, что косметические реформы существующих систем образования не приведут к открытому. При реформировании совершенно необходим системный подход. Ни современные информационные технологии, ни дистанционное обучение в отдельности не приведут к цели, поскольку доступность, выбор и качество нужно обеспечить совместно.
Доступность, это, прежде всего, исключение конкурса (хотя, при платном образовании, такое утверждение выглядит однобоко). Как обеспечить доступность при ограниченных возможностях аудиторного фонда вузов? Выход один - уменьшить потребность в аудиториях. Сократить или вообще исключить лекции, заменив их современными способами обеспечения студентов учебными материалами. Для этой цели подходят, цитирую профессора И.Розину:"Передача в чемодане (рюкзаке, коробке, мешке) всех подготовленных для обучения материалов, а также - передача лекции по учебному телевидению, передача электронных учебных материалов по электронной почте или списку рассылки, размещение учебных материалов на веб-сайте для доступа к ним обучаемых, проведение аудиоконференции или семинара - все это обучение, аналогичное обучению в традиционном классе". От себя добавлю - и обычные хорошие учебники в достаточном количестве. Это позволит резко расширить аудиторию опытных и профессиональных преподавателей. Исключить вынужденную необходимость поручать чтение лекций преподавателям, мягко говоря, не совсем владеющим предметом и методикой. Потребность в аудиторном фонде снизится. Можно возразить, что лектор каждый раз привносит что-то новое, почерпнутое из свежих научных журналов или собственных исследований. Согласен. Но замечу - ничто не мешает ведущему предмет профессору оперативно обновлять, например, свой вебсайт.
Систем обучения без обратной связи не существует (см. п.3,4). Как не существует автомобилей без колёс. Опять процитирую И.Розину:"Двусторонняя коммуникационная система, без наличия которой дистанционное и традиционное обучение будет простой передачей информации, даже без подтверждения о приеме. Что дает обратную связь в дистанционном - двусторонние технологии: обычная почта, телефон, электронная почта, IRC, компьютерная видеоконференцсвязь, селекторная аудиосвязь. Здесь нет передачи учебных материалов как в первой модели, аналогичность с традиционным обучением есть, главное отличие в том же - удаленность преподавателя и студентов. Что важно в этой модели - возможность осуществления обратной связи или интерактивность. Это уже не чемодан с материалами, а коммуникационная модель обучения с двустронней связью". Однако отмечу, что перечисленные выше виды обратной связи замыкаются, как сейчас модно говорить, на "тьютора" (ещё один прижившийся, но, на мой взгляд, совершенно ненужный термин), который должен обладать знаниями и опытом преподавателя. Система обратной связи через "тьютора" несовместима с доступностью образования - слишком мала пропускная способность. Только интеллектуальные компьютерные обучающие системы могут решить эту проблему. Они позволят обойтись без "тьюторов". Кроме того, и часть лабораторных работ можно заменить виртуальными. Всё это уменьшит потребность в преподавателях (ассистентах) и аудиторном фонде.
Теперь - о свободе выбора. Сейчас учебные планы вузов сильнейшим образом перекрываются. Особенно это характерно для общеобразовательных дисциплин. Назовите, например, технический вуз, где нет курса математики? Или физики? Да и перекрытие специальных, профилирующих дисциплин велико, хотя часто маскируется названием. Аналогичное перекрытие предметов велико не только между вузами, но факультетами и даже кафедрами. Например, на одной кафедре читается курс "Техническая электродинамика", а на соседней - "электродинамика информационных систем". Хотя разницы никакой. Всё это очень мешает специализации, завышает потребность в преподавателях и сильнейшим образом снижает качество обучения. В конце концов, почему бы физическому факультету университета не дать право выдавать сертификаты установленного образца по предмету "Общая физика", который признавался бы всеми вузами страны?
Наконец, о качестве обучения. Точнее - о качестве сертификации. Как отдельных предметов, так и диплома (см. п.2). Моё мнение - обучение и сертификация должны быть разделены. Как при получении водительских прав. И лучше всего поручить эту функцию беспристрастным и неподкупным компьютерам. Вернее, профессионально разработанным, аттестованным и утверждённым должным образом программам тестирования по каждому предмету. Ну а при защите дипломных проектов придётся уповать на коллегиальность. В конце концов, сейчас вручать дипломы неучам заставляет риторический вопрос "а почему не отчислили раньше?" и пресловутое телефонное право. Открытый доступ к образованию и независимое компьютерное тестирование сведёт к минимуму оба этих фактора. Уверен. Но добраться до защиты диплома станет не в меру сложней, чем теперь. Учиться придётся всерьёз. Постепенно набирать сертификаты по предметам, необходимым для защиты дипломного проекта по выбранной специальности. Отсев и отчисления за неуспеваемость, в нынешнем понимании, просто исчезнут, потеряют смысл. Но далеко не все, начавшие учиться, доберутся до защиты дипломного проекта или работы. Кому-то это удастся быстро, возможно и за пару лет, кому-то потребуется значительно больше 4 . Если мы не хотим девальвации выдаваемых дипломов (сейчас процесс девальвации несомненен), придётся смириться с тем, что отношение получивших диплом о высшем образовании и начавших учиться будет существенно меньше единицы. В конце концов, смирились же мы с тем, что хотя бы по медицинским показателям не все могут стать пилотами или космонавтами.

8. Как это осуществить?

Дочитав до этого места многие подумают - маниловщина, - никакие реформы не смогут сегодняшнее высшее образование сделать открытым. И будут правы. Попытка реформирования затронет слишком много интересов и поставит проблем. Образование всегда консервативно. Таким оно и должно быть. Поэтому ожидать серьёзной поддержки ректоратов не приходится. Создать в вузе лабораторию ДО - это можно, факультет ДО - пожалуйста, даже институт ДО в структуре университета - нет проблем! Главное, чтобы они не мешали работать как прежде. И польза есть - создают "имидж" прогресса. Вернее - иллюзию.
Надежда, однако, есть. Создать, вернее - вырастить, открытое образование удастся только постепенно, эволюционно. И начать надо с простого: определить и юридически зафиксировать процедуру лицензирования права выдавать сертификаты по предметам, конвертируемым в пределах страны. Разумеется - за плату. Вузы, вернее, кафедры, получившие это право, должны быть заинтересованы перевести конвертируемые предметы на дистанционную форму обучения. Это даст возможность и небольшим, но профессиональным кафедрам существенно увеличить пропускную способность и, как следствие, доход. Именно такой процесс можно и нужно запустить не медля.
Постепенно, по мере увеличения количества конвертируемых предметов, этот процесс потребует управления. Вот тогда и возникнет необходимость в деканатах ДО, факультетах или институтах.
Однако остановлюсь. Эта тема уже далеко за пределами прошедшей дискуссии. Возможно, обсуждение путей осуществления ОО и ДО станет темой одной из очередных дискуссий.

1 На мой взгляд, введение термина "деятелъностное обучение" излишне. Любая система обу-чения должна содержать все необходимые элементы, включая и получение практического опыта применения полученных знаний. Например, нужно ли, имея термин "автомобиль", вводить термин "колёсный автомобиль"?

2 Одно время эту проблему в Украине решили просто : нагрузка преподавателя исчислялась по количеству принятых на первый курс студентов. Естественная убыль за счет отчисления неуспевающих на штатный состав преподавателей не влияла. Теперь этот опыт почему-то забыт.

3 За основу взят перечень для технических специальностей.

4 Тут, правда, появляется ещё одна дискуссионная проблема - срок действия сертификата по предмету. Прогресс ведь не остановить. Сейчас рабочие программы по каждому предмету корректируются и утверждаются каждый год. Дипломы срока давности не имеют. Возможно, нет смысла вводить и срок давности на сертификаты по предметам? Хотя, справки (сертификаты) о кандидатских экзаменах конвертируемы, но имеют срок годности - три года.

Литература

[А.Г.Оганесян 1999], А.Г.Оганесян. Опыт компьютерного контроля знаний. - Москва: Дистанционное образование, №6, 1999, с.30-35. http://www.fcde.ru
[А.Г.Оганесян, Н.А.Ермакова, К.О.Чабан 2000], А.Г.Оганесян, Н.А.Ермакова, К.О.Чабан. Проблема "шпаргалок" или как обеспечить объективность компьютерного тестирования? - Москва: Дистанционное образование, № 6, 2000, с. 29-34. http://www.maoo.ru