Политическая роль социальных медиа
как поле научного исследования

Балуев Дмитрий Геннадьевич
профессор, д.пол.н., заведующий кафедрой прикладной политологии,
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского,
ул.Ульянова, 2, г. Нижний Новгород, 603005
dbalu@yandex.ru

Аннотация

Данная статья обозначает основные подходы к изучению политической роли социальных медиа. Подобные исследования в ближайшем будущем могут стать одним из главных векторов развития политической науки. Однако общезначимые теоретические подходы к этому направлению научного поиска пока еще отсутствуют. В статье предпринимается попытка внести ясность в вопросы, связанные с терминологическим аппаратом, обозначить основные подходы к оценке роли социальных медиа в политике, выделить основные тенденции развития этой сферы общественной деятельности.

This article is drawing out major approaches to the study of political role of social media. In a nearest future such researches could be one of the main hot topics of political analysis. However, common theoretical base for this field of study is still absent. An attempt to clarify terminology, picture out major approaches to the role of social media in politics, formulate major trends in this sphere of public life is made in this article.

Ключевые слова

политическая роль социальных медиа, социальные сети, мониторинг и измерение активности социальных сетей;

political role of social media, social networks, monitoring and measurement of social networks’ activity

Анализ современного состояния проблемы

С момента быстрого распространения Интернет-технологий, с начала 1990-х годов, количество Интернет пользователей выросло с нескольких миллионов до нескольких миллиардов. Общество получило доступ к огромному массиву информации, к возможности выражать свое мнение и независимо от государства предпринимать коллективные действия. За тот же период социальные медиа стали неотъемлемой частью гражданского общества по всему миру. Растет внимание к ним и в корпоративном секторе [1]. Показательно, что в 2011 году более половины корпораций увеличили свои расходы на социальные СМИ. При этом треть глав крупных корпораций заявили, что социальные СМИ были вверху их списка приоритетов [2]. Все это ведет к тому, что структура СМИ стремительно меняется. Меняется их аудитория и её распределение по традиционным и нетрадиционным СМИ. Растет и доля тех, кто получает информацию исключительно из новых медиа. Интернет становится политическим инструментом [3]. Он все чаще используется не только как информационная площадка, но и как координатор тех или иных массовых действий. Начинает он и использоваться в военных конфликтах [4].

С одной стороны, социальные медиа становятся инструментом координации действий для политических движений по всему миру [5]. С другой стороны, режимы, пытающиеся, например, противостоять влиянию США, стремятся ограничить доступ к социальным медиа. В качестве ответной меры Государственный департамент США объявил, что защита «Интернет свободы» является одним из приоритетных направлений политики. Защита права свободного использования Интернета необходима для достижения американской стратегической цели укрепления гражданского общества по всему миру (так называемый «инструментальный» подход). Однако попытки Государственного департамента США защитить «Интернет свободу» через поддержку различных диссидентских групп за пределами США, нацеленных на смену существующих режимов, как правило, не очень эффективны, а, в случае провала, негативные последствия могут быть весьма серьезными. Более многообещающий путь – это восприятие социальных медиа, как долгосрочных инструментов, которые укрепляют гражданское общество и публичную сферу. В отличие от «инструментального», такой подход получил название подхода «внешней среды». В соответствии с этой концепцией, позитивные изменения в жизни страны, включая демократическую смену режима, следуют за развитием гражданского общества. Однако, можно привести и аргументы против идеи о том, что социальные медиа коренным образом изменят политическую жизнь. Во-первых, инструменты сами по себе, при отсутствии сформировавшихся общественных потребностей в политических изменениях, малоэффективны. Во-вторых, они приносят столько же вреда, сколько и пользы, так как авторитарные режимы сами начинают использовать эти инструменты для борьбы с диссидентами.

Отчасти критика оправдана. Тем не менее, вопрос о силе социальных медиа остается открытым. То, что улучшить мир «одним кликом мыши» вряд ли можно, не означает, что общество или государство не может эффективно использовать социальные медиа для достижения общественно значимых целей. Последние события, связанные с протестной активностью населения в разных странах, показали, что использование новых медиа не является заменой реальным действиям, а скорее лишь играет роль эффективного инструмента координации. Это не означает, что любое политическое движение, использующее эти инструменты, обречено на успех, так как государство не утратило способности своевременно реагировать на подобные «угрозы».

Новые технологии и изменения в политических системах меняют природу взаимодействия СМИ и государств. Если в 1990-е годы казалось, что развитие идет в направлении неограниченной свободы получения информации, невзирая на существующие государственные границы, то начало XXI столетия показало, что мир вовсе не является местом, где распространение информации свободно от всяких ограничений. Ведущие зарубежные государства сумели адаптироваться к новым технологическим и политическим реалиям, а также к изменениям самого медийного рынка. Более того, новые тенденции привели к большим возможностям для одних государств влиять на СМИ других государств. То, как развиваются медийные рынки отдельных стран, уже более не определяется лишь самими этими странами и их государственными аппаратами. Эволюция локальных медиа-систем стала частью развития глобального медийного рынка.

В настоящее время можно выделить шесть основных тенденций, влияющих на место социальных медиа в общественной жизни и в образовательной сфере:

• Рост уровня конкуренции и коммерциализации медийного рынка.

• Техническая и экономическая конвергенция традиционных и «новых» СМИ.

• Глобализация медийного рынка.

• Взрывной рост объема доступного контента.

• Возросшие возможности для интерактивного использования контента конечными пользователями.

• Рост значения «новых СМИ».

Рост социальной активности в сетях приводит к тому, что государство усиливает контроль над этой сферой через мониторинг, ограничение и приспособления к своим нуждам этих же инструментов. В связи с тем, что основная задача правительства – не допустить «политической синхронизации» антиправительственной информации, государство пытается не полностью ограничить доступ в сеть, а минимизировать доступ к определенной информации.

Некоторые российские авторы справедливо отмечают, что «в ближайшее время нас ожидает аналогичное возрастание интереса образовательного и бизнес сообществ, которое произошло в западном мире примерно 5 лет назад, к открывающимся возможностям реализации социальной деятельности на основе технологий веб 2.0. Так уже сегодня можно встретить использование терминов Класс 2.0, Культура 2.0, Бизнес 2.0, Маркетинг 2.0.» [6]. Появляется и термин «Политика 2.0.». Все это делает исследование общественной роли социальных медиа весьма актуальной.

В западной политической науке к настоящему времени создан пласт работ, посвященных влиянию коммуникационных технологий (в широком значении, не ограничиваемом социальными медиа) на общество. Одной из первых работ, рассматривающих сдвиг от коммуникационных технологий (ТВ, радио, газеты) к информационно-комуникативным технологиям, является книга Говарда Рейнгольда «Виртуальная община». Хотя работа и была опубликована еще в 1993 году, Рейнгольд уже тогда обозначил фундаментальные изменения в коммуникационном процессе: «новые медиа привлекают колонии энтузиастов, потому что новые ИКТ позволяют людям общаться по новому, и всем вместе делать что то новое, что в свое время делали телеграф, телефон и телевидение» [7]. Д.Най писал о вопросах, которые необходимо рассмотреть при анализе путей концептуализации технологий обществом и делал акцент на «социальных конструкциях» в форме медиа. «Новые масс-медиа по существу не являются демократическими или тоталитарными. Данная социальная конструкция может быть и тем и другим» [8]. Бенклер в своей работе 2006 года, анализирует пути перехода от индустриальной к информационной экономике. В ходе перехода меняются не только экономические институты, но и политические и культурные [9].

Перлмуттер в своем исследовании 2008 года рассматривал растущий интерес к блогам и пришел к выводам «блоги не столь сильное средство политической агитации с сточки зрения традиционной политики В то время как блоггеры предлагают своим читателям уникальную информацию, они не имеют финансовых, моральных, социальных или культурных рычагов для изменения конкретного политического поведения» [10]. Другие исследователи, в частности Клэй Ширки [11], исследуют возможность новых медиа в деле мобилизации политической поддержки. У него более широкий взгляд чем Перлмуттера. Предметом анализа являются не только блоги но и другие возможности Интернета, такие как Википедия и Твиттер, показывая нам, как политически-активные группы координируют свои действия более эффективно, чем мир «старых медиа».

В целом, рассматривая западную политическую науку, следует отметить, что в настоящее время работы, рассматривающие политическую роль социальных медиа, ограничиваются почти исключительно их ролью в политической мобилизации и в протестных движениях, с одной стороны, и влиянием социальных медиа на демократические режимы – с другой.

В России рассмотрение политической роли социальных медиа сводится в основном лишь к обрывочным дискуссиям в блогосфере и перепечаткам сообщений зарубежных новостийных агентств, хоть как то относящихся к теме. При этом следует отметить, что в отечественной политической науке и коммуникативистике отсутствуют единый взгляд на природу социальных медиа. Нет и общепризнанных определений социальных медиа, новых средств массовой информации, социальных сетей, что зачастую приводит к смешению этих понятий. Как результат весьма востребована была бы теория среднего уровня, объясняющая влияние новых коммуникационных технологий на политическую сферу, вводящая классификацию разных феноменов, которые мы можем наблюдать в этой области на протяжении последних пяти лет, дающая инструментарий для теоретических исследований в этой области и практических действий в сфере разработки и управления научными проектами, связанными с исследованиями политической роли новых коммуникационных технологий.

В какой то степени подойти к созданию подобного научно-аналитического инструментария и призвано наше начавшееся в 2009 году исследование. Данная статья отражает некоторые уже достигнутые результаты. В ней намечаются рамки для проектирования и осуществления научных проектов, связанных с исследованием политической роли социальных медиа и социальных сетей, обозначаются основные подходы к образовательным технологиям, которые могут использоваться для преподавания соответствующих дисциплин политологического профиля.

Методология исследования политической роли социальных медиа

Для создания и практического использования инструментария анализа политической роли социальных медиа принципиальное значение имеют выбор методологической основы исследования и внесение ясности в терминологические вопросы.

Говоря о методологической основе, следует отметить, что весьма важным является понимание природы социальных сетей как основы для функционирования социальных медиа, новых СМИ и для осуществления образовательных и научных проектов в этой новой до конца не исследованной и постоянно эволюционирующей среде. Социальные сети определяют социальную и экономическую жизнь. Они, например, играют центральную роль в передаче информации о рабочих вакансиях. Они являются критически важными для торговли. Они являются основой для взаимной поддержки населения развивающихся стран. Они определяют, как распространяются инфекционные заболевания, какие товары мы покупаем, на каких языках мы говорим, как мы голосуем, становимся ли мы преступниками или работаем в правоохранительной сфере, какое образование мы получаем, насколько вероятно мы преуспеем в профессиональном плане. Бесчисленные способы влияния социальных сетей на политическую сферу делают абсолютно необходимым понимать:

1) как социальные сети влияют на поведение;

и

2) какие сетевые структуры вероятнее всего появятся в обществе.

Важно понимать не просто сколько социальных связей имеет каждый член сети. Различные степени связанности и центральности узлов социальной сети позволяют понять разные аспекты сетевой структуры.

В качестве методологической основы нашего исследования выступает общая теория анализа социальных сетей. Социальная сеть, понимаемая в рамках данной теории – набор узлов (или членов сети), которые связаны друг с другом отношениями одного или более типов [12]. Понимание связей между людьми, группами, государствами и негосударственными объединениями может помочь пониманию того, какое влияние они оказывают друг на друга. Фэйсбук и другие подобные системы, вопреки широко распространенному, причем не только среди обывателей, но и среди значительной части отечественных исследователей, мнению, являются не социальными сетями, а системами (или инструментальными платформами) поддержки социальных сетей. Сами же сети могут существовать, существуют и зачастую успешно функционируют и вне Фэйсбука.

Представляется, что подобное широкое и общее понимание социальных сетей гораздо более применимо для современной российской общественной практики, чем упрощенческое сведение всего многообразия социальных сетей лишь к тем, которые функционируют в рамках систем поддержки социальных сетей.

Подобный подход гораздо более плодотворен при прикладном политическом анализе. В частности теория анализа социальных сетей была успешно применена и продолжает применяться для анализа террористических сетей. Следует отметить, что именно исследования, заказанные ведомствами, вовлеченными в процесс выработки и осуществления политики в области безопасности, были первыми и до настоящего времени наиболее многочисленными работами, связанными с политической ролью новых медиа.

Существуют и достаточно функциональные программные продукты для анализа социальных сетей:

    Orgnet.com

    i2 Analyst Notebook

    Palantir Technologies

Агрегаторы новостей Silobreaker и EMM News также содержат некоторые инструменты для анализа социальных сетей.

Таким образом, соответствующие социальные сети (причем вовсе не обязательно функционирующие в рамках систем поддержки социальных сетей) должны являться одной из областей предметного поля любого исследования, связанного с политической ролью социальных медиа. Именно они задают методологические рамки подобного исследования.

Говоря о терминологическом аппарате, следует внести ясность в понимание таких феноменов как социальные СМИ (или социальные медиа), «новые СМИ», мониторинг и измерение активности социальных медиа, «созданный пользователями контент», «гражданская журналистика», Веб 2.0., «персонализированные» коммуникации, политическая мобилизация посредством социальных медиа. Пока еще как в политических науках, так и в комуникативистике не устоялись общепризнанные определения данных феноменов. Нет и осознания того, к чему каждой из них относится: к программно-аппаратным платформам, или моделям общественного взаимодействия; к производству, или потреблению контента; абсолютно новым моделям политического взаимодействия, или к новым инструментам «традиционного» политического процесса.

Новые СМИ – электронные средства массовой информации, часто более динамичные, чем традиционные СМИ, обычно позволяющие аудитории взаимодействовать с производителями информации. Вовсе не все «новые СМИ» являются социальными. Наиболее яркий пример новых СМИ – Huffington Post – хотя и имеет некоторые инструменты, сближающие его с социальными медиа, все же вряд ли может считаться социальным СМИ.

Социальные СМИ или социальные медиа (к которым относится и Фэйсбук, и Твиттер) созданы для того, чтобы связывать людей друг с другом. В этом качестве используются, чтобы доставлять информацию большому количеству пользователей в режиме реального времени

Необходимо обозначить и ключевые характеристики Фэйсбука и Твитерра, влияющие на набор инструментальных средств, используемых в исследовании:

       Содержание Фэйсбук не всегда предназначено для открытого доступа.

       Для доступа к наиболее интересному контенту, размещенному в социальных медиа (функционирующих на базе систем поддержки социальных сетей) обычно необходимо быть их членом.

       Однако системы поддержки социальных сетей обычно дают доступ к большому количеству персональной информации, в особенности о природе связей между различными членами сети.

       Твиттер – служба микро блогов, имеющая характеристики, схожие как с блогами, так и со службами поддержки социальных сетей. Она позволяет устанавливать связи между людьми, группами и организациями, а пользователи могут быстро поделиться контентом с большим количеством контактов.

Собственно анализ конкретных сетей заключается в последовательном выполнении трех шагов, которые должны быть составной частью любого научного проекта, направленного на исследование социальных медиа:

       Шаг 1: определить границы сети.

       Шаг 2: определить связи между узлами сети или ее членами.

       Ключевой пункт: члены сети оказывают воздействие друг на друга для оказания влияния на действия друг друга. Поэтому важно понять, как они связаны друг с другом.

       Ключевой пункт: необходимо понимать силу и природу связей в сети, чтобы понять, как она функционирует.

       Это позволяет нам идентифицировать социальные сети, важные для понимания проблемы, о которых мы не знали.

       Что дает возможность сравнить разные сети, идентифицировать, те пункты, где они перекрывают друг друга и анализировать сравнительные уровни сплоченности сетей.

       Шаг 3: мониторинг и оценка ключевых индикаторов.

Мониторинг и измерение активности социальных сетей требует холистического подхода, означающего что в процесс необходимо включать всю активность, имеющую значение для рассматриваемого приметного поля, вне зависимости от того наблюдается ли она в Фэйсбуке, Твиттере, Ютьюбе или иной системе поддержки социальных сетей. Необходимо также осознавать, что, несмотря на некоторое пересечение данных, мониторинг и измерение являются разными процессами. Хотя оба они используют схожие данные, эти данные используются и анализируются по-разному.

Мониторинг начинается с определения набора ключевых слов, релевантных для исследуемого предметного поля. После этого ключевые слова вводятся в инструмент мониторинга, который отслеживает информационные обмены и организует данные таким образом, что их можно использовать для дальнейшего анализа. В идеале мониторинг позволяет отвечать на те, или иные важные информационные обмены в режиме реального времени.

В отличие от мониторинга, измерение более статистистично по своей природе и производится не в реальном времени, а на протяжении какого то (иногда довольно длительного) временного периода. Также, как и мониторинг, измерение начинается с определения набора ключевых слов. После того, как инструмент мониторинга производит сбор и первичный анализ данных, определятся численные индикаторы, наиболее важные для определения состояния исследуемого предметного поля. Вне зависимости от специфики этого поля к таким индикаторам будут относиться вовлеченность (релевантность страницы Фэйсбука для пользователей и действия которые они предпринимают, посещая ее), влияние (количество ссылок и лайков на Фэейсбуке – достаточно совершенным инструментом измерения влияния является Netvibes) , клики, объем (как часто люди ищут информацию находящуюся на странице Фэйсбука в поисковых системах – наиболее распространенный инструмент для измерения объема – Google Analytics), демография посетителей (наиболее релевантный инструмент – HootSuite), усиление (измерение того, как много раз то, или иное сообщение повторяется в Фэйсбуке или Твиттере). Несомненно следует использовать и такой инструмент для измерения влияния и усиления как Klout, при создании которого были использованы инновационные методы и алгоритмы комплексного определения влияния. Для измерения степени усиления в Твиттере достаточно релевантным инструментом является TweetReach.

Весьма важным является понимание специфических черт социальных медиа, их отличий от традиционных СМИ. Традиционные СМИ создавали и сохраняли одностороннюю связь между немногими профессиональными производителями материала и множеством непрофессиональных потребителей. Эта модель была наиболее распространенной во второй половине двадцатого века и начала меняться в 1980-х годах, что связано с широким распространением фотокопировальных аппаратов, домашних видеокамер, электронных систем верстки и все более распространенным доступом к сети Интернет. К началу 2000-х годов стоимость компьютеров и доступа к Интернету снизилась настолько, что позволила отдельным гражданам использовать те же инструменты, что и профессиональные производители новостей. Именно в этот период появляются новые формы медиа, такие как блоги и системы поддержки социальных сетей. В это время стирается граница между производителями и потребителями новостей. Появляется термин «созданный пользователями контент». Он означал материальный продукт, а не средства его производства. Этот термин популярен в коммерческих СМИ и используется для объяснения бизнес-планов инвесторам, но при этом он по-прежнему проводит четкую линию между профессионалами и непрофессионалами. Такое разделение действительно иногда имеет смысл. Например, в июле 2010 года только три из двадцати наиболее просматриваемых видео на Ютъюбе были сняты непрофессионалами. Большинство же было снятыми в студиях профессиональными видео или студийными высокобюджетными музыкальными видео.

Другой термин, «гражданская журналистика», фокусирует внимание на репортажах и переходе от одностороннего вещание от репортера к аудитории к многостороннему общению между участниками процесса.

Термин Web 2.0 относится к модели, позволяющей, используя новейшие программные платформы, пользователям создавать собственные источники информации. Термин в отличие от «созданного пользователями контента» относится не к конечному продукту, а к инструментам создания новых медиа.

С технической точки зрения Веб 2.0 это новые протоколы, языки и стандарты. Современные пользователи сети сами являются сетевыми авторами и могут добавлять в сеть свои статьи, фотографии, аудио и видео записи, оставлять свои комментарии, формировать дизайн своих страниц. В эпоху телевидения и Веб 1.0 создатели контента создавали и фильтровали информационные потоки для конечных потребителей. На современном этапе они должны планировать деятельность таким образом, чтобы пользователи могли не только знакомиться с содержанием и обсуждать его, но и сами могли выступать в роли активных создателей информационного контента [13]. Веб 2.0 – это, прежде всего, «идеология платформ»: разработчики создают сайты, в наполнении которых могут принять участие все желающие или некоторое их количество, которые имеют сходные интересы и/или обладают соответствующими правами. Имеющееся на рынке коммерческое и бесплатное программное обеспечение позволяет создать свой собственный сайт с нуля и быстро любому, кто имеет в этом хоть малейшую потребность. Благодаря идеологии платформ мы имеем блоги, вики, подкасты, бесплатные системы дистанционного обучения (ДО), возможность организовываться в онлайн-сообщества и многое другое [14].

Понятие Веб 2.0. уделяет достаточного внимания процессам, продуктам, автору или аудитории. Хотя термин и был создан для описания особого типа сетевого программирования, он широко распространился среди ученых обществоведов.

«Персонализированные» коммуникации мы определяем, как коммуникации являющиеся частью организации или коалиции организаций, которые:

1. Дают возможность личностно ориентированного участия в определении проблем и действиях.

2. Отсутствие единой идеологической платформы.

Следующая матрица показывает специфику каждого из рассмотренных выше концептов (см. Таблицу):

Таблица.
Концепты и их характеристики

Концепт

Дефиниция

Отличительные черты

Использование

Новые СМИ

Электронные средства массовой информации, позволяющие аудитории взаимодействовать с производителями информации

Интерактивный характер, проявляющийся в возможности пользователю осуществлять подбор и фильтрацию материалов, а также добавлять собственные материалы

Исследования медиа рынка

Социальные СМИ или социальные медиа

Средства массовой информации, позволяющие устанавливать связи между людьми, группами и организациями и формировать сети

 

Пользователи могут быстро поделиться контентом с большим количеством контактов;

их содержание не всегда предназначено для открытого доступа, а доступна лишь членам соответствующей сети

Коммуникативистика,

Общественные науки

Мониторинг социальных сетей

Определение набора ключевых слов, релевантных для исследуемого предметного поля, и отслеживание информационных обменов, содержащих эти слова.

Используются специальные инструментальные средства и программные продукты

Коммуникативистика

Измерение активности социальных сетей

Определение численных индикаторов, наиболее важных для определения состояния исследуемого предметного поля, и последующее измерение количественных показателей этих индикаторов

Используются специальные инструментальные средства и программные продукты

Коммуникативистика

Созданный пользователями контент

Контент, созданный зарегистрированными пользователями соответствующей системы

Конечный информационный продукт, а не средства его производства.

Этот термин популярен в коммерческих СМИ и используется для объяснения бизнес-планов инвесторам, но при этом он по-прежнему проводит четкую линию между профессионалами и непрофессионалами

Гражданская журналистика

Переход от одностороннего вещание от репортера к аудитории к многостороннему общению между участниками процесса

Делает традиционные методы распространения информации неработоспособными

Исследования медиа рынка,

Общественные науки

Web 2.0.

Модель, позволяющая пользователям, используя новейшие программные платформы, создавать собственные источники информации.

С технической точки зрения Веб 2.0 это новые протоколы, языки и стандарты.

Понятие Web 2.0. уделяет достаточного внимания процессам, продуктам, автору или аудитории. Термин в отличие от «созданного пользователями контента» относится не к конечному продукту, а к инструментам создания новых медиа.

Коммуникативистика,

Информатика

«Персонализированные» коммуникации

Коммуникации, являющиеся частью организации или коалиции организаций, которые:

1.Дают возможность личностно ориентированного участия в определении проблем и действиях

2. Не основаны на единой идеологической платформе

Делает традиционные методы распространения информации неработоспособными

Коммуникативистика,

Общественные науки

Как итог всех этих изменений высокоцентрализованная медиа система, соединявшая людей с крупными централизованными общественными субъектами и центрами силы, а не друг с другом, заменяется на горизонтальные потоки информации между гражданами. По словам одного из отечественных авторов, «Функционирующие по принципу «один-ко-многим» средства коммуникации проникают в частную сферу людей с сообщениями, произведенными какими-либо социальными институтами, которые обычно вынесены за пределы ежедневной жизни людей. Появившиеся цифровые технологии вызвали новации своими качествами, замедляя или даже изменяя сложившуюся ранее тенденцию централизованного, аксиального распространения знания и информации. Например, сеть компьютеров, Интернет, дает возможность людям (можно сказать «просто людям», «человеку из масс») участвовать в любом виде двустороннего или многостороннего взаимодействия с публикацией личных сообщений во всемирном масштабе.» [15]. Самое же важное заключается в том, что новые информационно-коммуникационные технологии начинают менять и сам политический мир. Так называемые «Новые СМИ» начинают приобретать самостоятельную политическую роль, становясь инструментом политических изменений в и технологией, которая все шире используется для таких изменений. Необходимо остановиться на том, как же собственно «новые СМИ» влияют на политику, и как они могут использоваться в работе политаналитика.

Социальные медиа не являются местом, где можно распространять информацию традиционными методами. Методы, включающие в себя пресс релизы, флаеры и директ-мэйл просто не работают в подобной среде. При традиционных подходах к распространению информации сообщение посылается потенциальному потребителю информации. При использовании социальных медиа необходимо создать условия, при которых потребитель информации заинтересуется в ее потреблении и даже поиске. Такие условия создаются при включении устойчивых связей между элементами сети, которыми являются как производители, так и потребители информации. Эти связи являются абсолютно необходимым условием для соединения отдельных пользователей в социальную сеть.

При этом следует учитывать, что трансформация социальной структуры во многом обуславливается социально-технологической революцией, охватившей все сферы общественной жизни. Анализ социальной структуры связан с информационным способом взаимодействия, который характеризуется становлением новых социально-технологических схем на основе формальных и неформальных правил и норм в деятельности субъектов. В результате этого возникает возможность проектирования и прогнозирования новых форм социальной реальности и отношений с помощью современных информационных и коммуникационных технологий. Процесс трансформации социальной структуры должен осуществляться на основе научного управления в рамках субъектно-объектных и субъектно-субъектных отношений, а также основываться на эффективных моделей сетевого подхода к управлению в зависимости от потребностей граждан. Источником преобразования социальных структур все более становятся «агенты» или «акторы» информационного взаимодействия, формирующие свое «социальное тело» [16].

Исследования проводившиеся на базе Pew Center`s Internet и American Life показывает, что даже те люди, которые не проводят много времени в сети, регулярно используют Интернет для поиска новостей и информации. Новые медиа, так же часто определяемые как социальные медиа, серьезно отличаются от интернет версий печатных изданий, прежде всего, своей интерактивной и колабарационистской природой. Они характеризуются, прежде всего, двухсторонней системой коммуникаций, а так же практически нулевой стоимостью использования по сравнению с традиционными СМИ, которые остаются достаточно дорогостоящими. Старые СМИ сильно зависят от доходов получаемых от рекламы, в то время кандидаты в ходе компаний могут использовать новые медиа, в частности Фэйсбук и Twitter практически бесплатно. В ходе президентских выборов в США в 2008 году, 14,5 Твиттер часов видео, относящихся к предвыборной гонке, было просмотрено на Ютъюб. Стоимость размещения видео на базе данного сервиса практически бесплатна, в то время как, если данный объем был размещен на телевидении, то ориентировочная стоимость рекламной компании составила бы 45 млн. долларов. Таким образом, в силу интерактивной природы и низкой стоимости кандидаты на выборах могут завоевывать своих сторонников и избирателей способом прежде недоступным через старые СМИ. Политическая компания, проводимая с помощью новых СМИ, помогает найти новых сторонников. Однако достаточно сложно сказать как именно влияют новые СМИ на электоральное поведение, в то же время различные политические группы все более часто и широко применяют новые СМИ в ходе компаний.

Описанное выше изменение способов циркуляции знания и информации целесообразно рассматривать как социальную проблему. Социология текстов в данном случае дает объяснение процессам социального освоения текстов с различным материальным воплощением. История новых медиа заставляет задуматься над разработкой, уточнением понятий, прежде всего – над логикой употребления слов «гипертекст» и «кибертекст» [15], средство массовой информации, политическое действие.

Заключение

Рассмотрение политической роли социальных медиа позволяет сформулировать ряд выводов.

Во-первых, политическая роль социальных медиа является предметом многочисленных спекуляций. Однако, она изучена слабее, чем трансформационная роль социальных медиа, например, в бизнесе. За последние годы подобные исследования достаточно хорошо финансировались в части, касающейся использования социальных медиа террористическими сетями, а также их применения для смены режимов на Ближнем Востоке.

Во-вторых, во многих существующих исследованиях по-прежнему существует подмена понятия «социальные медиа» понятием «социальные сети», когда эти два термина вообще используются в качестве синонимов, что методологически недопустимо.

В-третьих, как для теоретического исследования, так и для прикладного анализа конкретных случаев влияния социальных медиа на политический процесс, основными методами могут является мониторинг и измерение активности социальных сетей. Для социальных сетей, функционирующих в рамках социальных медиа, к настоящему времени существует достаточно развитый комплекс программных средств, с успехом использовавшийся в исследованиях медиа-рынков, и вполне применимых для исследования конкретных политических кампаний в социальных медиа.

В-четвертых, мониторинг и измерение не могут быть единственными методами подобных исследований. Должен также использоваться достаточно широкий спектр политологических методов и методик прикладного политического анализа.

В-пятых, несмотря на высокую привлекательность и эффективность технологий, лежащих в основе Web 2.0., не стоит рассматривать их сами по себе в качестве социального феномена. Они лишь позволяют перевести взаимодействие и информационный обмен, происходящий в рамках социальных медиа, на новый уровень. И это, в свою очередь, приводит к изменению социальных ролей пользователей систем. То есть влияние Web 2.0. на политический процесс, несмотря на его высокую степень, все же является опосредованным. Именно поэтому подходы, существующие в коммуникативистике, являются недостаточными для рассмотрения политической роли социальных медиа. Более релевантными являются подходы, разработанные в рамках политологии, общей теории безопасности и теории международных отношений.

Исследования политической роли социальных медиа также позволяют выделить ряд тенденций, которые могут быть направлениями дальнейших исследований:

    Появление так называемых транс-медиа или использование двух и более типов СМИ для освещения событий стало широко распространенным явлением в 2011 году. Твиттер был движущей силой смешения телевидения и социальных СМИ. Другой смежной тенденцией оказавшей огромное влияние на восприятие информации телеаудиторией стало распространение планшетных устройств и смартфонов. Согласно исследованию Yahoo около 86 процентов телезрителей использовали эти устройства во время просмотра телепрограмм.

    Также как Google создал систему, оплачивающую труд тех, кто создает востребованный поисковыми системами контент, началась гонка по созданию системы учета и вознаграждения тех, кто создает наиболее влиятельный контент. В этой области бесспорным лидером является Klout ставший де-факто индустриальным стандартом систем измерения влияния.

    Идеи, мнения, мультимедийный контент, апдэйты статусов – именно эти инструменты делают социальные СМИ все более влиятельной и часто разрушительной силой. Традиционные СМИ только приходят к осознанию этого, добавляя схожие функции к своим информационным системам.

    С одной стороны, развиваются системы поиска в социальных сетях. С другой стороны, социальные СМИ во все большей степени влияют на результаты поисковых систем. Страницы, которыми пользователь поделился в Фэйсбуке, Твиттере или Google+ получают более высокие ранки в результатах поиска этого пользователя.

    Другая тенденция – развитие так называемой социальной разведки (по аналогии с корпоративной разведкой). Количество инструментов мониторинга социальных СМИ, доступных на рынке, достигло в 2011 году более 200.

    В ближайшее время следует ожидать и прорывов в создании все более точных систем измерения влияния в социальных сетях. Подобные прорывы следует ожидать в трех системах: Klout, Kred и PeerIndex.

Именно эти тенденции в ближайшем будущем будут определяющими для развития самого предмета изучения специалистов в области коммуникаций и политологов. Несомненно повлияют они и на инструментарий проведения профильных исследований, а также на разработку и управление научными проектами по исследованию общественной и политической роли новых медиа. Это, в свою очередь, должно оказать влияние на образовательную сферу. С одной стороны, меняется объектный мир, в котором действуют продукты образовательной системы, меняются и запросы работодателей. С другой стороны, появляются новые способы научного познания этой действительности, которые также должны отражаться в учебном процессе.

Литература

1.          Amerland D. The Social Media Mind: How social media is changing business, politics and science and helps create a new world order. New Line Publishing , 2012.

2.          Booz & Company and Buddy Media’s. Campaigns and Capabilities: Social Media and Marketing, 2011.

3.          Балуев Д.Г., Каминченко Д.И. Фактор «новых» средств массовой информации в формировании современного политического индивида// Современные исследования социальных проблем, № 1 (09), 2012.

4.          Балуев Д.Г., Каминченко Д.И. Политическая роль «новых» СМИ в ливийском конфликте// Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. № 2 (1). 2012.

5.          Mattoni, A. Media Practices and Protest Politics. Ashgate, 2012.

6.          Розина. И.Н. Коммуникация 2.0: образовательные и социальные измерения, пределы, возможности// Международный электронный журнал "Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)". Том 13, №2, 2010. URL: http://ifets.ieee.org/russian/depository/v13_i2/html/6.htm

7.          Rheingold, Howard. The Virtual Community: Homesteading on the Electronic Frontier, (free in HTML form) 1993, ISBN 0-201-60870-7

8.          Nye, Joseph S. The Powers to Lead. Oxford University Press, 2008.

9.          Benkler, Y. The Wealth of Networks: How Social Production Transforms Markets and Freedom. Yale University Press, 2006.

10.      Perlmutter, D. Blogwars. Oxford University Press, 2008.

11.      Shirky, Clay. Here Comes Everybody: The Power of Organizing Without Organizations, 2008.

12.      Scott, J.P. Social Network Analysis. Second Edition. SAGE Publications, 2012.

13.      Патаракин Е.Д. Культура 2.0 – совместное творчество и исследование // Международный электронный журнал "Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)". Том 13, №2, 2010. URL: http://ifets.ieee.org/russian/depository/v13_i2/html/9.htm

14.      Артюхин. В.В. Веб 2.0 как источник неконструктивной активности в Интернете// Международный электронный журнал "Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)". Том 13, №2, 2010. URL: http://ifets.ieee.org/russian/depository/v13_i2/html/11.htm

15.      Сергеева. О.В. Циркуляция социального знания и информации: от традиционной книги к версии 2.0// Международный электронный журнал "Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)". Том 13, №2, 2010. URL: http://ifets.ieee.org/russian/depository/v13_i2/html/10.htm

16.      Лупанов. В.Н. Социальные сети и технологии в управлении cистемой образования региона// Международный электронный журнал "Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)". Том 13, №2, 2010. URL: http://ifets.ieee.org/russian/depository/v13_i2/html/2.htm