База знаний по обучению в Испании как элемент организационной коммуникации

Белецкий Станислав Борисович
канд. филол. наук, доцент кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации,
Институт филологии и языковой коммуникации Сибирского федерального университета,
пр. Свободный, 79, г. Красноярск, 660041, (391) 2062647
s.beleckij@mail.ru

Александр Александрович Лесков
магистрант кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации,
Институт филологии и языковой коммуникации Сибирского федерального университета
ул. Карбышева 10-40, г. Красноярск, 660113, (391) 2062710
aleksandr_leskov@mail.ru

 

 

Аннотация

В информационном обществе знание является интеллектуальным капиталом организаций. Производство знания становится самостоятельным видом деятельности. Теория управления знаниями – одно из сформировавшихся в этой индустрии направлений. С начала 21 века в ее рамках развивается теория управления опытом, где опыт выступает контекстом существования знания и потому рассматривается как его особый вид. Опытное знание представляет ценность с точки зрения решения нетривиальных проблем. В настоящей работе представлена концепция базы знаний по обучению в Испании, контент для которой был получен из опытного знания студентов СФУ, прошедших стажировку в испанских вузах. Процедура формализации опыта моделируется в терминах коммуникативной лингвистики. При этом выдвигается предположение о преимущественных формах языковой репрезентации опытного и седиментированного знания в рамках коммуникативных практик его трансляции. Предлагается матрица формальных признаков названных видов знания. Иллюстрируется возможность ее применения при ведении информационного поиска по опыту. Представлен гибридный способ хранения опыта – текстовый с элементами конверсационного в вики-среде. Предлагаются идеи использования базы знаний в учебном и научном контекстах.

 

In the information society, knowledge is the intellectual capital of organizations. Knowledge production is now among commercial activities. Knowledge management is a well established field of study as well as practical activity. At the beginning of 21st century the experience management theory emerged, where the experience is considered to be the context in which knowledge exists. Therefore experience is viewed as a special kind of knowledge. It is valuable in terms of no well defined problem solving process. This paper introduces the concept of knowledge base on study in Spain designed as a wiki-platform. The content for the base was generated from empirical knowledge of SFU students who studied at Spanish universities. Experience formalization process is viewed trough Communicative Linguistics. We assume that knowledge and experience are linguistically marked by its transfer through communication practices. A matrix of formal attributes of knowledge and experience transfer is ​​proposed. It is shown how this matrix can be used by information retrieval to detect knowledge and experience in the net. A hybrid textual and conversational method of experience storage is introduced. Further we develop ideas on how to use the knowledge base in educational and scientific contexts.

Ключевые слова

база знаний, управление опытом, структуры трансляции опыта, вики, Испания;

knowledge base, experience management, experience transfer structures, wiki, Spain.

Контекст и концепция исследования

В настоящей статье представлен проект базы знаний по обучению в Испании и положенное в его основу исследование коммуникативно-языковых структур трансляции опыта.

Основу исследования составила задача научно-прикладного характера, возникшая перед руководством Центра испанского языка Института филологии и языковой коммуникации Сибирского федерального университета (СФУ, Красноярск) с запуском в 2008 году грантовой программы по поддержке академической мобильности между СФУ и университетами Испании. В ходе администрирования программы стало ясно, что персональный опыт участников программы, прошедших стажировки в испанских университетах, представляет собой ценный ресурс с точки зрения организационной коммуникации. Он позволяет решать типичные проблемы, возникающие у каждого нового потока грантополучателей на этапах подачи заявки на конкурс, обучения в испанском университете, отчета о стажировке. В связи с этим было принято решение о создании инструмента сбора и хранения опыта обучения в Испании. Разработка теоретической основы и практическая реализация этого инструмента осуществлялись в рамках магистрской диссертации по теории языка. В настоящей статье изложены некоторые результаты проведенной работы.

В теории организационной коммуникации массив знания моделируется как пирамида, на вершине которой находятся открытия и технологии предприятия, а у подножья практические навыки решения повседневных задач производства. Подножие пирамиды, в отличие от вершины, плохо структурировано – практические знания не формализованы. Для извлечения опытного знания необходима его формализация [1].

Следуя данному подходу, в рамках нашей работы мы построили формальную модель описания вербализации опыта. Она основывается на результатах лингвистического анализа коммуникативных практик его передачи. Материалом исследования послужили рассказы студентов об обучении в Испании: устные нарративы (корпус интервью) и письменные нарративы (записи в социальных сетях и блогах). Данные анализировались с опорой на следующие методы: реконструкция коммуникативных перспектив респондентов, проводимая в терминах конверсационного анализа [2], формальный лингвистический анализ особенностей актуализации названной категории на разных уровнях языковой организации нарратива. На основе собранного материала был создан контент для базы знаний по обучению в Испании, к дальнейшему наполнению которой были приглашены студенты СФУ. Следует отметить, что подобные проекты существуют в прикладной плоскости (ср., например, раздел «Визы в Германию: личный опыт» на сайте Travel.ru), однако, коммуникативно-ориентированных исследований, посвященных проблематике сбора и хранения опыта пребывания заграницей, в ходе обзора диссертаций в электронной библиотеке диссертаций «disserCat» нам не встретилось.

Знание, опыт, управление опытом

Проблематика знания имеет давнюю традицию изучения в гуманитарных науках. Проблемой знания как компонента познания занимались еще античные философы. На протяжении веков эта традиция продолжала существовать в научной европейской мысли, претерпевая изменения в той или иной             научной парадигме (Б. Рассел, Дж. Лакофф, К. Поппер и др.). Возникали целые научные направления, сосредотачивавшие свое внимание на этой проблеме как основной или одной из основных, например, социология знания П. Бергера и Т. Лукмана, боисемиотка, эволюционное учение У. Матураны, теория систем Н. Лумана.  Несмотря на это, проблематика опыта, признаваемого в этих направлениях лишь контекстом возникновения знания, не получила настолько широкого освещения. В нашей статье мы предпринимаем попытку выработать операционализируемое лингвистическими терминами понимание опыта. Для этого сначала мы обратимся к идеям социологии знания П. Бергера и Т. Лукмана [3] и теории управления опытом.

Основным тезисом социологии знаний является представление о том, что знания помогают решать проблемы. Процессы потребления, применения и порождения знаний конструируют социальную реальность, представляющую собой череду проблем. Обыденная реальность воспринимается нами как само собой разумеющаяся, т.к. мы обладаем набором знаний, который превращает ее проблемы в «непроблематичные» проблемы (вождение автомобиля, например, перестает быть проблемой после того, как получаешь соответствующий запас знаний и умений). Обыденная реальность – это интерсубъективная реальность (= разделяемая всеми людьми или большинством людей), т.е. при ее конструировании люди применяют одни и те же знания (например, все знают, как здороваться), поэтому она ясна и понятна всем. Есть и другие реальности, менее или вовсе не интерсубъективные (сон, творчество, религия и т.п.). Они конструируются конечным набором знаний и могут быть поняты посредством их (языковой) интерпретации значениями повседневного (разделяемого с другими) знания (например, описание сна как рассказ о нем). В этих необыденных реальностях человек не располагает заранее знакомым инструментом решения возникающих в них проблем, т.е. не обладает готовым знанием. Решая такие нетривиальные проблемы, он приобретает соответствующий опыт, включающий в себя живое / опытное (= новое) знание, которое он может транслировать в обыденную реальность через описание проблемной ситуации в целом (опыт как таковой) или в чистом виде как седиментированное (осажденное) знание. В случае седиментированного знания можно говорить о рецептах решения определенных проблем.

Любое взаимодействие с миром в ходе решения определенной проблемы можно рассматривать как опыт, заключающий в себе некое потенциальное знание. При проведении исследования, однако, стоит руководствоваться критерием релевантности проблемы прагматике исследования. Так, в нашем исследовании мы рассматривали случаи (кейсы) решения проблем, возникающих у русских студентов непосредственно в связи с учебой в Испании, которая сама по себе, на языке социологии знаний, может быть названа необыденной реальностью, опыт взаимодействия с которой представляет практический интерес для всех, кто собирается в нее отправиться.

Технологии быстрого и эффективного решения проблем являются прагматической основой теории управления знаниями (knowledge management), в рамках которой в начале 2000-х гг. в качестве особого направления выделилась теория управления опытом (experience mamangement) [4]. В ней опыт рассматривается как особый вид знания – опытное знание (experience knowledge), существующее в контексте решения нетривиальных проблем (no well defined problem solving process), не сводимых к рецептам. Таким образом, опытом можно управлять, как и любым другим видом знания. Данная практика включает в себя следующие процедуры работы с единицами опыта (experience item):

1.   сбор;

2.   моделирование (формализация);

3.   хранение;

4.   (повторное) использование;

5.   оценка релевантности;

6.   актуализация.

По мнению Р. Бергманна, концепция эффективного управления опытом предполагает автоматизацию всех этапов работы над единицами опыта [5;3]. При этом в управлении опытом автор отводит ключевую роль веб-приложениям как инструментам, предоставляющим возможность оперативного поиска и массового распространения информации.

Настоящее исследование сосредоточено на первых четырех этапах работы с опытом, поскольку они являются этапами создания базы знаний, в отличие от двух последующих, на которых происходит администрирование уже созданной структуры. Рассмотрим каждый из этих четырех этапов.

Сбор опыта

Для сбора устного материала был проведен опрос студентов, прошедших обучение в Испании, по модели центрированного на проблеме интервью (problemzentriertes Interview). Особенностью этой модели, отличающей ее от других квалитативных методов опроса, является то, что она, с одной стороны, побуждает респондента делиться опытом, рассказывать о своих ощущениях в определенных ситуациях и погружаться в рефлексию по поводу событий, с другой стороны, дает возможность интервьюеру направлять повествование на раскрытие интересующей его проблемы с помощью специальных вопросов [6].

Наше интервью включает следующие блоки:

·       установление контакта (знакомство);

·       формальные рамки (общие сведения о респонденте и стажировке);

·       предыстория стажировки (подача заявки на конкурс, переговоры с принимающим вузом);

·       подготовка к стажировке;

·       стажировка;

·       возвращение;

·       итоги (общие впечатления от обучения в Испании).

Эту модель интервью можно назвать полуструктурированной, поскольку в ней задана общая схема, но жесткой последовательности вопросов нет. Интервьюер может задавать только вопросы-напоминания, корректирующие направление беседы. Поскольку целью опроса является получение опыта, то многие вопросы отвечают на вопрос «как?» и апеллируют к личному, субъективному знанию респондента.

Всего было проведено 22 интервью общей длительностью 1212 минут. Каждое интервью записывалось на диктофон. Эпизоды трансляции опыта транскрибировались с опорой на нотационную систему GAT I, используемую немецкими специалистами по конверсационному анализу [7]. Особенностью этой нотационной системы является использование знаков препинания и заглавных букв для передачи супрасегментных характеристик речи. Кроме этого, данный подход предполагает неразглашение персональных данных респондентов и людей, о которых речь идет в транскриптах, поэтому персональные данные (в первую очередь имена) фальсифицируются. Рассмотрим в качестве примера отрывок интервью.

 

И: сколько вас человек было?

Р: так нас летело пять человек да пять человек вот катя аня там наша учительница тамара степановна и катя семенова мы тогда с ней еще не знакомы были но за месяц хорошо познакомились подружились

    И: отлично ээ потом через мадрид да или

Р: угу

И: или барселону

Р: прилетели мы в мадрид а улетали уже из барселоны

     И: а вот мм до кадиса как добирались из мадрида?

Р: до кадиса? ну в мадриде мы прожили всего два дня и... в конце второго дня поздно вечером мы выехали из мадрида в кадис ехали восемь часов как раз всю ночь и утром рано прибыли в кадис

Пример 1. Как добирались?

Отмеченные стрелками реплики содержат вопросы интервьюера (И), с помощью которых он направляет рассказ респондентки (Р) в «проблемное» с точки зрения всякой необыденной реальности русло – общественный транспорт.

Письменные нарративы были собраны в социальных медиа. Общий объем текстового материала составил 23 страницы. В нашем исследовании мы исходим из предположения о том, что опыт является типом информации, широко представленной в веб 2.0 в силу специфики новых медиа, предоставивших возможность создавать и публиковать контент массовому пользователю. Согласно исследованию [8], 75% блоггеров описывают на своих интернет-страницах «эпизоды и переживания из личной жизни» [9], что, с точки зрения, социологии знания, можно назвать взаимодействием с реальностью, т.е. непосредственным опытом, транслируемым средствами жанра «нарратив». Кроме этого, компьютерно-опосредованная коммуникация в целом может рассматриваться как источник знания, согласно дефиниции И.Н. Розиной: «мы определяем компьютерно-опосредованную коммуникацию как новое прикладное направление, в котором исследуется использование людьми электронных сообщений (чаще мультимедийных) для формирования знания и взаимопонимания в разнообразных средах и культурах» [10].

Поиск опыта в социальных сетях проводился нами с помощью поисковой системы «Google», настроенной на поиск по блогам. При этом мы рассматривали блог как отдельный функциональный жанр, особенности которого У. Ричардсон определяет следующим образом: «<…> by their very structure, blogs facilitate what I think is a new form of genre and could be called ‘connective writing’, a form that forces those who do it to read carefully and critically, that demands clarity and cogency in its construction that is done for a wide audience and that links to the sources of the ideas expressed» [11]. Записи в блогах, не соответствовавшие канонам жанра, исключались из рассмотрения, также, как и коммерческие блоги, авторство которых определить было не возможно.

На основе полученных данных было проведено исследование лингвистических особенностей вербализации опыта, к рассмотрению которых мы переходим.

Модель вербализации опыта

Анализ данных позволил выделить общий для устной и письменной сфер вербализации опыта нарративный фрейм [12], включающий в себя следующие этапы:

1.   актуализация проблемы;

2.   способ решения проблемы;

3.   комментарий.

В корпусе данных нам удалось обнаружить следующие проблемы, с которыми сталкивались красноярские студенты во время учебы в испанских университетах:

·     доступ в Интернет;

·     иное отношение ко времени;

·     ориентирование на местности, в т.ч. в кампусе;

·     особенности системы образования;

·     особенности системы общественного транспорта;

·     питание;

·     развлечения;

·     сложные условия проживания;

·     собственная или чужая инаковость;

·     составление индивидуального расписания;

·     трудности с испанским языком и/или его региональными вариантами.

Описание решения проблемы происходит путем нарратива и/или путем трансфера седиментированного знания (рецепты). При этом для данных коммуникативных практик характерны диаметрально противоположные стратегии вербализации: в то время как нарратив тяготеет к использованию языка социальной близости, трансфер знания происходит с использования элементов языка социальной отдаленности [13].

Формальными показателями стилевого исполнения коммуникативных практик являются следующие наборы маркеров:

·     элементы разговорного / сниженного стиля речи: вводные конструкции, слова и выражения, имеющие в своем значении соответствующие (сниженные, экспрессивные) семы, окончания форм прошедшего времени глаголов, эмотиконы;

·     элементы книжного / официально-делового стиля речи: безличные конструкции, окончания форм настоящего времени глаголов, наречия, выражающие постоянство, точность, точный перевод с одного языка на другой.

За этапом описания решения проблемы может следовать комментарий, который, однако, не является обязательным компонентом.

Чаще всего коммуникативные практики переплетаются в рамках одного и того же коммуникативного эпизода, поэтому уместнее говорить о моментах нарратива и отдельных рецептах решения проблем.

Поясним сказанное на примере.

 

Далее начинается настоящая игра-головоломка – собери себе расписание. =\

достаточно сказать, что я угрохал на это дело полторы недели. всегда получается, что самые интересные предметы перекрывают друг друга по времени...можно выбирать также в какую группу ходить, утреннюю или вечернюю.. но учиться вечером нам не особо улыбалось.

в итоге я остановился на следующих предметах:

- Marketing estrategico - Стратегический маркетинг, 5.62 кредита

- Ingles comercial - Деловой английский(здравствуйте Нина Петровна!, 7.5 кредитов

- Sociologia politica - Политическая социология, 7.5 кредитов

- Contratacion merkantil - Деловые контракты, 7.5 кредитов

- Erasmus spanish courses - Курсы испанского для студентов Erasmus, 4 кредита

Итого - 32.12 кредита. Вполне неплохо) к сожалению пришлось отказаться от таких предметов как Международный маркетинг и Организация международной экономики - время этих предметов было дико неудобное...(

Пример 2. Игра-головоломка

В данном кейсе, зафиксированном в блоге, прослеживается реализация нарративного фрейма на всех его этапах. В первом абзаце происходит актуализация проблемы составления индивидуального расписания (пунктирное подчеркивание), включающая в себя комментарий (курсив).

Описание решения включает в себя как трансфер знания (обычный шрифт), так и моменты нарратива (жирный шрифт). При этом для данных коммуникативных практик характерны следующие маркеры (одинарное и двойное подчеркивание):

·         нарратив:

·         логическое обобщения опыта (достаточно сказать, в итоге);

·         сниженная семантика (угрохал, нам не особо улыбалось, дико);

·         персональная перспектива (к сожалению);

·         прошедшее время (окончания глаголов -ал, -алось, -ился, -лось);

·         эмотиконы (грустный смайлик);

·         трансфер знания:

·         вневременная актуальность (всегда получается);

·         безличная оценка (можно выбирать);

·         смена языкового кода (названия предметов на испанском и их точный перевод на русский);

·         математический оператор (Итого)

Рассмотрим пример трансляции опыта решения проблемы иного отношения ко времени в плоскости устного общения.

 

Р: угу, сиеста, да сиеста вообще проблема для нас потому что вот мы приходим например с учебы потому что уже неохота идти в два часа ну там всякое же бывает надоело хотим сходить там по магазинам, они закрыты то есть там до пяти то есть ты никуда не пойдешь ты даже не знаю элементарно не пойдешь там хлеба себе не купишь с двух до пяти все закрыто там все закрыто там по-моему ну кафе работают да а вот так чтоб магазины закрываются.

И: Как преодолевали трудности эти?

Р: Как никак раньше покупали либо с вечера либо с утра.

Пример 3. Сиеста

В данном кейсе проблема формулируется эксплицитно (сиеста, да сиеста вообще проблема для нас) и обширно за счет включения респонденткой (Р) в свой коммуникативный ход момента нарратива (получающего соответствующую маркировку), представляющего собой в то же самое время вариант решения проблемы, вернее признание принципиальной невозможности ее решить. Она сформулирует его еще раз эксплицитно в ответ на вопрос-напоминание интервьюера (И) рассказать о решении проблемы поконкретнее (Как никак раньше покупали либо с вечера либо с утра). При этом она также транслирует седиментированное знание (также получающее соответствующую маркировку) о проблеме в первом коммуникативном ходе.

В данном коммуникативном эпизоде обращает на себя внимание, с одной стороны, факт отсутствия комментариев, с другой, обилие маркеров дискурса и маркеров хезитации (выделены заливкой) в речи респондентки. Мы предполагаем, что названные явления компенсируют друг друга при переходе повествования из плоскости устной речи в плоскость письменной и наоборот, т.к., согласно теории языка социальной близости и социальной отдаленности П. Коха и В. Остеррайхера [13], ситуация использования письменного языка отдаляет рассказчика от читателя, навязывая определенные преференции в выборе языковых единиц, также как и ситуация использования устной речи сближает говорящего и слушающего. Комментарии в письменной речи являются своего рода рудиментами устно-речевой природы трансляции опыта как дискурсивной практики. Однако этот вопрос требует отдельного исследования.

С учетом полученных результатов модель вербализации опыта может быть представлена как процедура обнаружения проблемного с точки зрения респондента фрагмента нетривиальной действительности и выявления контекста его актуализации: момента трансфера рецепта и/или нарратива. При этом в качестве формального критерия той или иной коммуникативной практики трансляции опыта мы предлагаем следующую матрицу признаков (таблица 1), построенную на основе проведенного исследования.

Таблица 1.

Коммуникативные практики трансляции опыта

 

Перспектива

Стиль

Время

Нарратив

я/мы-перспектива

разговорный / сниженный:

·         вводные конструкции

·         сниженная, экспрессивная семантика

·         эмотиконы

прошедшее, исторический презенс

Рецепт

безличный модус, ты-перспектива

книжный / официально-деловой:

·         наречия, выражающие постоянство, точность

·         точный перевод с одного языка на другой

настоящее, будущее

На уровне конкретной языковой организации дискурса названные признаки репрезентируются следующими маркерами:

1.   маркеры нарратива: вводные конструкции, слова и выражения, имеющие в своем значении соответствующие (сниженные, экспрессивные) семы, прошедшее время глаголов, эмотиконы;

2.   маркеры субъекта, осуществляющего трансляцию опыта или трансфер знания (маркеры дискурса и маркеры хезитации): личные и притяжательные местоимения 1-го лица ед. и мн. ч.;

3.   маркеры проблемности: существительные «проблема», «трудность» и т. п., глаголы «затруднять», «мешать» и т. п.;

4.   маркеры способа и процесса действия: в основном это глаголы несовершенного вида в прошедшем времени;

5.   маркеры результата: глаголы совершенного вида в прошедшем времени, а также другие лексемы, маркирующие результат (наконец, в конце концов, в итоге и т.п.);

6.   маркеры личного отношения, оценок, эмоций.

Верификация модели была проведена на материале газетного подкорпуса Национального корпуса русского языка, поскольку в нем вероятнее всего обнаружение опыта. В качестве примера процедуры проверки приведем интерпретацию результатов поиска по запросу «сиеста».

По лексико-грамматическому поиску по слову «сиеста» находится 113 вхождений в 65 документах. Извлечем из данного массива те документы, в которых сиеста описывается предположительно как проблемное явление. Для этого введем в качестве дополнительного критерия поиска маркер проблемности не* (звездочка указывает на то, что после «не» может следовать какая угодно последовательность символом, включая пробел) и установим интервал дистрибуции в 4 слова слева и 4 слова справа от искомого. В результате получаем 15 вхождений в 11 документах (пример 4).

 

1. Топ-20 самых ярких цитат Геннадия Онищенко // РИА Новости, 2010.10.21

«Слово «сиеста» я никогда не произносил, для меня это ругательство».

2. Елена Таскина. Свердловский губернатор взял под контроль лечение пострадавших в крупном ДТП в Екатеринбурге // Новый регион 2, 2010.09.07

По информации УГИБДД ГУВД по Свердловской области, водитель автомобиля «Тойота-Сиеста» неправильно выбрал скорость движения, не справился с управлением, допустил выезд на тротуар и наезд на стоящихпешеходов.

3. Дарья Вахрушева. Российские компании меняют график работы из-за жары // Труд-7, 2010.07.14

3.1. Но сейчас полуденный сон попросту невозможен, настаивают противники сиесты.

3.2. Многие родители хотели бы приходить домой раньше, чтобы провести вечер с детьми, но это невозможно: перерыв на сиесту официальный.

4. Наталья Волкова. Аномальная погода калечит людей, губит урожай и выводит из строя технику // Труд-7, 2010.07.13

В каких странах в жару можно не работать Сиеста пришла из Древнего Рима, так называли послеобеденные часы сна, которые приходились на самое жаркое время дня.

5. Кушанашвили О.. Отар Кушанашвили. Преображающий пространство // Советский спорт, 2010.07.12

Я не поклонник испанского футбола, я враг испанского футбола, о чем более-менее подробно написал в одном из номеров нашей газеты, когда ставил в матче любителей сиесты с немцами на последних, и оконфузился.

6. Жураковская Дарья. МЫСЛИ, РОЖДЕННЫЕ ЖАРОЙ // Труд-7, 2008.07.24

Причиной стали выводы экспертов, подсчитавших: из-за сиесты испанский бюджет недосчитывается 8% ВВП.

7. Ивойлова Ирина. А НЕ УСТРОИТЬ ЛИ НАМ СИЕСТУ? // Труд-7, 2007.05.31

7.1. А у нас производство круглосуточное, так что сиеста просто нереальна.

7.2. Алексей ХАРИТОНОВ, руководитель отдела продвижения программ фирмы "1С", Москва: - Нашим сотрудникам сиеста не нужна.

7.3. Но у нас, во всяком случае в Москве, не получится устраивать сиесту.

7.4. Не проводить же сиесту на рабочем месте?

8. Викторов Виктор. +33 В ТЕНИ, +50 НА СОЛНЦЕ // Труд-7, 2007.05.30

Если свободные художники могли себе позволить отдохнуть в этот жаркий денек, то наемные работяги вкалывали на самом солнцепеке, не вспоминая про сиесту.

9. Налоговиков оставили без обеда // Комсомольская правда, 2006.08.10

Региональным начальникам поручено лично следить за тем, чтобы сиесту налоговики проводили не с пользой для пищеварения, а с пользой для общего дела.

10. // Труд-7, 2000.09.25

НЕМЦЫ ЗАБОЛЕЛИ СИЕСТОЙ По миру катится латиноамериканская волна.

11. Михеев Владимир. СПАТЬ НА РАБОТЕ? МИЛОСТИ ПРОСИМ // Труд-7, 2000.08.03

Благотворное воздействие того, что латиноамериканцы нежно именуют "послеобеденной сиестой", доказали ученые Корнельского университета в США.

Пример 4. Результаты поиска по запросу «сиеста | не*» в Национальном корпусе русского языка (газетный подкорпус)

Рассмотрим вхождения на предмет соответствия признакам трансляции опыта, выявленных нами. Корреляции между перспективой, стилем и временем подтвердитт сделанные нами выводы о языковых особенностях трансляции опытного (нарратив) или седиментированного (рецепт) знания. Несоответствие между категориями, напротив, поставит выводы под сомнение. Данные сопоставления приведены в таблице 2.

Таблица 2.

Лингво-коммуникативные характеристики вхождений по запросу «сиеста | не*» в Национальном корпусе русского языка (газетный подкорпус)

№ вхождения

Перспектива

Стиль

Время

Ком. практика

1

я

разговорный

прошедшее

нарратив

3.1

безличная

книжный

настоящее

рецепт

3.2

безличная

книжный

настоящее

рецепт

6

безличная

книжный

настоящее

рецепт

7.1

мы

разговорный

настоящее

нарратив

7.2

безличная

книжный

будущее

рецепт

7.3

безличная

книжный

настоящее

рецепт

7.4

безличная

разговорный

настоящее

рецепт

9

они/безличная

книжный

настоящее

рецепт

В случаях (1), (3.1), (3.2), (6), (7.2), (7.3), (9) наблюдается полная корреляция признаков соответствующих коммуникативных практик. В случае (7.1) настоящее время нарратива результирует скорее из наблюдений за событиями в прошлом, чем из возможных сценариев будущего. В случае (7.4) разговорный характер речи обусловлен использованием риторического вопроса.

Мы исключаем из рассмотрения часть вхождений, поскольку в некоторых из них сиеста описывается не с позиции проблемы (4, 8, 11), в остальных это слово функционирует как компонент высказывания, не имеющего непосредственного отношения к сиесте (2, 5, 10). Однако эти данные не менее важны, чем релевантные вхождения, поскольку они позволяют разрабатывать процедуры фильтрации поисковых запросов.

Таким образом, сделанные нами выводы о языковых особенностях вербализации опыта подтверждаются. Далее мы переходим к проблеме хранения опыта.

Хранение опыта

Хранение опыта предполагает создание базы знаний на сервере, доступ к которой осуществляется посредством клиентских приложений. Р. Бергманн предлагает в качестве инструментов хранения опыта и доступа к нему использовать веб-приложения. При этом он различает 3 способа представления данных: текстовый, конверсационный и структурный [5]. Текстовый подход предполагает создание базы знаний из массива документов, содержащих седиментированное знание. При конверсационном представлении данных база знаний состоит из текстов, документирующих общение агента (например, оператора горячей линии) и клиента, в которых по мере необходимости можно вести информационный поиск. В рамках структурного подхода ведется алгоритмическая работа с ключевыми понятиями, предполагающая четкую последовательность шагов (например, интерактивная справка по устранению проблем работы компьютера в операционной системе «Windows»). Любой из этих подходов может быть реализован в рамках существующих программных продуктов или учтен при разработке собственного приложения.

В рамках стоявшей перед нами цели мы сделали выбор в пользу текстового подхода с элементами конверсационного и технологии вики (пакет MediaWiki). Данные, полученные, в ходе интервью и информационного поиска по социальным медиа, были переработаны в статьи научно-популярного характера по соответствующим проблематикам и размещены на платформе «Портал по обучению в Испании» на сайте Центра испанского языка (Институт филологии и языковой коммуникации, ИФиЯК СФУ, http://sp.sfu-kras.ru/study_in_spain). В результате в основу базы знаний были положены следующие разделы («категории» в терминологии вики):

·         время;

·         жилье;

·         Интернет;

·         испанский язык;

·         Кадис;

·         кампус;

·         мультикультурность;

·         образование;

·         общественный транспорт;

·         питание;

·         развлечения;

·         расписание.

Во многих случаях седиментированное знание сопровождается оригинальным описанием проблемы и/или ее решением (конверсационный подход), как в приводимом ниже фрагменте статьи «Аренда квартиры».

 

Способ 1. Приехать в город и искать объявления о сдаче жилья на досках объявлений в университете и других общественных местах.

Плюсы.

Это наверное достаточно надежный источник, потому что ты можешь тут же позвонить по телефону и сказать: «Здравствуйте, я хочу посмотреть квартиру». Ты пришел, увидел, как выглядит эта квартира, как выглядит твой владелец, покрутил ручку газа, включил воду, проверил, что все работает. Это неплохо, тут обмануть сложнее, чем по Интернету (Е. Г.).

Действительно, возможность проверить все самостоятельно крайне важна.

Минусы.

Если вы приезжаете к началу семестра, многие квартиры уже заняты. Их нашли по Интернету раньше вас, и вы ограничены в выборе. К тому же, во время поиска нужно где-то жить. Поэтому такой способ поиска целесообразен, только если вариант, заранее найденный через Интернет, вдруг становится невозможным. В университете есть структура, помогающая иностранным студентам находить жилье (oficina de alojamiento)1, но все же это весьма рискованный способ поиска жилья.

Мне хотелось приехать в Кадис, зная, что у меня уже есть жилье и не нужно бегать в его поисках (Е. Г).

_________

1 В Кадисе она находится по адресу Dr. Marañón 3. Адреса соответствующих структур других кампусов на странице: http://www.uca.es/atencionalumnado/portal.do?IDR=51&TR=C.

Пример 5. Аренда квартиры

Процесс создания статей позволяет превращать опытное знание в седиментированное. Этот принцип является концептуальной основой нашей базы знаний. Благодаря технологии вики студенты, прошедшие обучение в Испании, могут самостоятельно дополнять созданную в рамках исследования основу новой проблематикой (добавлять новые категории и подкатегории), изменять существующие статьи, делиться опытом учебы в неохваченных настоящим исследованием университетах. Технология вики – залог пополнения базы знаний в будущем.

Использование опыта

База знаний используется в первую очередь  как инструмент организационной коммуникации. Она позволяет более эффективно и в более короткие строки проводить инструктаж грантополучателей перед поездкой в Испанию. К ней также обращаются сами сотрудники Центра испанского языка за релевантной для администрирования программ академической мобильности информацией.

По мере расширения проблематики база знаний может стать также и инструментом обучения – интерактивным сборником кейсов, который будет востребован в преподавании страноведения Испании и на семинарах по межкультурной коммуникации.

Кроме этого, база знаний используется студентами ИФиЯК как ресурс для исследования вопросов управления знаниями в рамках выполнения ими научных работ.

В перспективе развития предпринятого исследования можно говорить о таких вопросах, как: определение языковых особенностей выражения удачного и неудачного опыта, совершенствование матрицы признаков коммуникативных практик трансляции опыта, разработка процедур информационного поиска по опыту в Интернете, проверка концепции на материале других нетривиальных реальностей.

Заключение

В теории организационной коммуникации знание рассматривается как ресурс производства. Практическое знание, в отличие от теоретического, слабо структурировано и потому нуждается в формализации для использования. Проблема формализации знания решается в рамках концепции управления знаниями, в русле которой с начала 21 века развивается теория управления опытом. В ней опыт признается контекстом существования знания и потому является особым видом знания. В настоящей работе мы изложили концепцию базы знаний для хранения опыта студентов ИФиЯК СФУ, прошедших обучение в Испании, а также представили результаты теоретического исследования по теории языка, ставшего основой формализации полученного студентами опыта. База знаний представляет собой вики-платформу. Материалом исследования послужили транскрипты интервью и записи в блогах и социальных сетях студентов, прошедших стажировки в испанских университетах. Анализ данных показал, что коммуникативные практики трансляции опыта обнаруживают характерные свойства. Трансфер седиментированного знания осуществляется преимущественно в безличной перспективе повествования, с привлечением средств книжного стиля речи и использованием глаголов в настоящем и будущем времени. Трансфер опытного знания осуществляется с привлечением персональной перспективы повествования (я/мы), средствами преимущественно разговорного стиля речи и глаголами в прошедшем времени. Также были выявлены конкретные языковые маркеры, характерные для названных параметров. Использование маркеров трансляции опыта при ведении глубокого информационного поиска позволяет точнее идентифицировать в массиве документов те из них, которые содержат релевантный для автора запроса опыт и/или седиментированное знание. Полученные в ходе исследования материалы послужили основой контента базы знаний по обучению в Испании. На их основе были созданы статьи по выявленным нами проблемам взаимодействия с нетривиальной реальностью, в которых присутствуют фрагменты оригинального описания проблемных ситуаций в качестве наглядных материалов для студентов-испанистов.

Литература

1.        Патаракин, Е.Д., Ярмахов, Б.Б. Веб 2.0 – управление, изучение и копирование // Международный электронный журнал «Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)». 2007. V.10. №2. – С. 245-258. ISSN 1436-4522. URL: http://ifets.ieee.org/russian/depository/v10_i2/pdf/1.pdf.

2.        Schegloff E.A. Sequence Organization in Interaction: A Primer in Conversation Analyis, Volume 1. Cambridge: Cambridge University Press, 2007. – 316 p.

3.        Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995. – 323 с.

4.        Sun Z., Finnie G. Intelligent Techniques in E-Commerce: A Case-based Reasoning Perspective. Heidelberg: Springer-Verlag, 2004. – 323 p.

5.        Bergmann R. Experience Management. Foundations, Development Methodology, and Internet-based Applications. Berlin, Heidelberg, New York, Hong Kong, London, Milan, Paris, Tokyo: Springer, 2002. – 393 p.

6.        Witzel A. Das problemzentrierte Interview. Forum Qualitative Sozialforschung / Forum: Qualitative Social Research, 2000. Nr. 1 (1). URL:  http://nbn-resolving.de/urn:nbn:de:0114-fqs0001228 (дата обращения: 20.03.2013).

7.        Selting. M. Gesprächsanalytisches Transkriptionssystem (GAT) / in Zusammenarbeit mit Peter Auer, Birgit Barden, Jörg Bergmann, Elizabeth Couper-Kuhlen, Susanne Günthner, Uta Quasthoff, Christoph Meier, Peter Schlobinski, Susanne Uhmann // Linguistische Berichte, 1998. Nr. 173. – S. 91-122.

8.        Schmidt J. Weblogs. Eine Kommunikationssoziologische Studie. Konstanz: UVK, 2006. – 202 S.

9.        Ebersbach A., Glaser M., Heigl R. Social Web. 2., völlig überarbeitete Auflage. UVK: Konstanz, 2011. – 315 S.

10.     Розина, И.Н. Технологии исследования и продвижения компьютерно-опосредованной коммуникации // Международный электронный журнал «Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)». 2007. V.10. №2. – С. 230-244. ISSN 1436-4522. URL: http://ifets.ieee.org/russian/depository/v10_i2/pdf/1.pdf (дата обращения: 26.03.2013).

11.     Richardson, W. Blogs, Wikis, Podcasts, and Other Powerful Web Tools for Classrooms. Thousand Oaks: Corwin Press, 2009. – 149 p.

12.     Романов А.А. Политическая лингвистика: Функциональный подход. Москва; Тверь: ИЯ РАН, ТвГУ, 2002. – 191 с.

13.     Koch P., Oesterreicher W. Gesprochene Sprache in der Romania: Französisch, Italienisch, Spanisch. Tübingen: Niemeyer, 1990. – 348 S.