Цифровая революция в России:
попытка исторического и терминологического анализа

Розина Ирина Николаевна

д.пед.н., профессор, кафедра информационных технологий,

Институт управления, бизнеса и права,

Ростов-на-Дону, Пр. М. Нагибина, 33А/47, 344068, +7 863 2234538
 rozina@iubip.ru

Аннотация

В статье представлена попытка оценки современного уровня и темпа развития цифровых технологий на основе анализа истории их освоения, а также текстов Интернета и некоторых специализированных порталов, как доступных онлайновых корпусов текста. Лингвистические системы запросов двух популярных информационно-поисковых систем Гугл и Яндекс использовались для задач исследования. Показано, что в массивах интернет-текстов динамика изменений частотных характеристик ключевых слов, синонимичных цифровым технологиям, коррелирует с уровнем их освоения в России и за рубежом. Цифровая терминология в нехудожественных текстах используется не активно, т.к. замещается устоявшимися синонимичными смысловыми понятиями.

The paper presents the attempt to estimate a current level and pace of digital technologies development on the historical timeline basis, analysis of Internet texts and some specialized portals, as an accessible on-line text corpus. Query languages of two popular information search engines – Google and Yandex were used for information retrieval. It is shown that in Internet-texts the dynamic of changes of characteristics of keyword frequency (synonymous words to digital technologies), correlates to their development in Russia and abroad. Digital terminology in non-fiction texts is low-active used since it is replaced by settled semantic concepts.

Ключевые слова

цифровая революция, цифровые технологии, цифровизация, корпус текстов, Интернет, информационно-поисковые системы

digital revolution, digital technologies, digitalization, text corpus, Internet, search engines

Введение

Характер и скорость происходящих изменений в современном обществе, детерминируемых бурным развитием информационных / информационно-коммуникационных / электронных / цифровых технологий, активно обсуждаются их пользователями и представителями различных профессиональных сообществ (см., например, специальный выпуск журнала «Психология Интернета» [1], выступление Кена Робинзона на TED[1], монографии [2–7]). Эти процессы также изучаются в динамике и сравнении многими организациями (см., например, проекты ФОМ [8], ЮНИСЕФ [9], Института Горшенина [10], доклады ООН, ITU и OECD [11–14]), проект МГУ – Университет Хельсинки “Russian Media 2007: Competition and Convergence” [15]. Цифровую революцию определяют как стремительный и массовый переход от аналогового к цифровому способу обработки, хранения и передачи данных[2]. Этот переход инициируется, активизируется и поддерживается, благодаря успешным многолетним научным и технологическим разработкам обслуживающего эти процессы аппаратного и программного обеспечения цифровых компьютерных и коммуникационных технологий.

Существует преемственность первоначальных идей, или определенные временнЫе интервалы от появления научных идей до их промышленных разработок и дальнейшего массового вхождения технологических новинок в культуру, на что обращают внимание исследователи истории технологий[3] (см. также [16]). Так, например, Пол Саффо (Paul Saffo)[4], бывший директор калифорнийского Института будущего (Institute for the Future), определил интервал между первой идеей и массовым освоением новшества обществом как «привило 30 лет» (“30-Years Rule”) с тремя десятилетними периодами [5, c.192; 17, c.22; 18]). По-видимому, хронологию развития цифровой обработки сигналов и массового производства цифровых устройств можно только условно рассматривать как революционный процесс или как цифровую революцию, когда события от создания до массовой популярности происходят в «спрессованном» временном разрыве[5]. Приведем некоторые примеры из истории развития и освоения цифровых устройств.

Исторический анализ развития цифровых устройств

Иллюстрацией массовой активизации интереса к цифровым устройствам может служить взрывной рост популярности планшетного персонального компьютера (tablet personal computer)[6]. Однако в истории его создания следует иметь ввиду ранние разработки, среди которых планшетное электронное устройство для письма (electronic tablet used for handwriting), датируемое 1888, система распознавания рукописного текста по движению руки 1915 года (recognized handwritten characters system) и совмещающая обе идеи система 1956 года, уже работавшая с компьютером (tablet handwriting text recognition system), а также разработки аналогов 1980-1990 годов. Но первым массовым устройством такого рода можно считать планшетный компьютер Microsoft Tablet PC 1999 года. Тем не менее, в 2010 году он был резко смещен новым, более удачным, по мнению большинства покупателей, техническим решением iPad, представленным Apple[7].

Другими примерами предвосхищающих практику теоретических цифровых разработок и их последующих успешных технологических реализаций в промышленном и бизнес-масштабе, ставших предвестниками современных цифровых технологий, могут служить: математическое обоснование метода преобразования аналогового сигнала в цифровой и обратно В. А. Котельникова (теорема отсчетов, 1933); формализация принципа алгоритмической обработки для построения цифровой вычислительной машины А. Тьюринга («машина Тьюринга», 1936); принципы и изобретение электромеханической программируемой цифровой машины К.  Цузе (Z3, 1941), электронного цифрового компьютера Дж. Атанасова и К. Берри (ABC, 1942), гарвардской цифровой вычислительной машины «Mark I» (Г. Эйкен, IBM, 1944), британских логических электронно-релейных машин «Colossus Mark 1» и «Colossus Mark 2» (Т. Флауэрс, 1944), американской (Д. Мокли, П. Эккерт, ENIAC, 1946) и российской цифровой вычислительной машины (С.А. Лебедев, МЭСМ, 1950, БЭСМ, 1952) [19, с. 222, 232, 259, 261, 269, 272, 442; 20, с.13]. Именно тогда, к 1950-м годам цифровая обработка сигналов начала позиционироваться в отдельное направление науки и техники [21]. Сегодня оно охватывает такие области как медицина, телерадиовещание, измерения, управление, радиотехника, связь и пр.[8] Признанием важности первых исследований и изобретений в этом направлении является получение в 2009 году нобелевских премий авторами, сделавшими около тридцать лет тому назад вклад в физику цифровой обработки сигналов – в волоконной оптике (Charles K. Kao, 1966) и цифровой фотографии (Willard S. Boyle и George E. Smith, 1969)[9].

Приставкой первый цифровой обозначались не только компьютерные, но и другие известные телекоммуникационные и мультимедиа технологии, постепенно распространившиеся по всему миру цифровые изобретения. Приведем сравнительно небольшой перечень таких первых цифровых изобретений (временная последовательность ключевых событий, timeline) с указанием их названия, автора / компании и страны, где они впервые были представлены (запатентованы):

1938 – электрографический отпечаток (Ч. Карлсон, США);

1951 – компьютерная игра (“Nim”, Nimrod, Ferranti International plc., Англия);

1954 – робот (Unimate, Дж. Девол, США);

1957 – цифровой поток (Т1, M. Mathews, Bell System, США); фотоаппарат (S. Sasson, Kodak, США),

1960 – компьютерная графика (William Fetter, “Boeing Man”, США);

1967 – магнитофон / рекордер (PCM, NHK Technical Research Institute, Япония);

1971 – восьмидюймовый гибкий магнитный диск (А. Шугарт, IBM, США); электронные книги (М. Харт, проект «Гуттенберг», США);

1973 – система навигации GPS (DNSS – Navstar-GPS – GPS, Global Positioning System, США); лэптоп (проект SCAMP, Special Computer APL Machine Portable, IBM, США);

1975 – АТС (Е10, Франция);

1976 – музыкальный компакт-диск (CD, Sony); пятидюймовая дискета (5.25, Shugart Associates, IBM, США);

1979 – аудио плеер (IXI, Kane Kramer, Англия); музыкальный компакт-диск (CD, Philips, Нидерланды); онлайн шопинг (Michael Aldrich, Англия);

1882 – советская / российская спутниковая система навигации ГЛОНАСС (ГЛОбальная НАвигационная Спутниковая Система, СССР / Россия);

1985 – компьютерный CD-ROM (Sony, Япония, Philips, Нидерланды); планшетный персональный компьютер (tablet PC, MS-DOS, Pencept, Communications Intelligence Corporation, CIC, США); настольная издательская система (MacPublisher, Apple, США);

1986 – трехдюймовая дискета (3.5, IBM, США); видеокамера (D1, Sony, Япония); карманный персональный компьютер (англ. Personal Digital Assistant, PDA) (Organizer II, Psion, США);

1987 – электронный журнал (“Flora Online”, ASCII, дискеты, почтовые рассылки, Richard H. Zander, США);

1989 – кабельное телевидение (General Instrument, США);

1990 – CD-R (CD-Recordable, Sony, Япония, Philips, Нидерланды); радио (L-диапазон, Канада); электронный журнал (“Solstice: An Electronic Journal of Geography and Mathematics”, TeX, почтовые рассылки, Sandra L. Arlinghaus, США);

1991 – сотовый телефон 2G (GSM, Radiolinja, Финляндия); Wi-Fi (NCR Corporation / AT&T, Нидерланды); веб-камера (Кембриджский университет, США);

1992 – смартфон (IBM Simon, США);

1993 – печатная машина (HP, Xerox и позднее Kodak, США);

1994 – спутниковое телевидение (Hughes DIRECTV Satellite System, США);

1995 – спецификация DVD (Philips, Нидерланды, Sony, Toshiba, Panasonic, Япония); широковещательное радио (NRK Classic, Норвегия, BBC, Англия, SR, Швеция);

1996 – MP3 плеер (Nathan Schulhof, Audio Highway, США); Интернет-архив (Internet Archive, Brewster Kahle, США); IP-телефония (VoIP, H.323);

1997 – камерофон (Philippe Kahn, США);

1998 – наземное телевидение (DTT, Англия); кинофильм (“The Last Broadcast”, США);

1999 – наземное телевидение (DTT, Швеция); DVD магнитофон (Япония);

2000 – наземное телевидение (DTT, Испания); USB флэш-накопитель (Trek Technology, Сингапур, IBM, США);

2001 – аудио-плеер (iPod, Apple, США);

2002 – медиа-плеер (Archos Jukebox Multimedia, Франция);

2007 – телевизионный видеорегистратор (LG, Корея); нетбук (Asus Eee PC, ASUSTeK Computer Incorporated, Тайвань) и т.д.

Как видно из приведенных, пусть даже неполных исторических данных, плотность появления новых цифровых систем и устройств значимо возрастает, примерно с начала 1970-х годов (преимущественно в США и Англии) и продолжается в 1980-1990 годах (см. также [16]). Их увеличивающаяся популярность постепенно приводит к вытеснению традиционных аналоговых приборов, устройств и систем (в основном в США, некоторых европейских странах и Японии). Яркими примерами цифровой революции являются интенсивное развитие цифрового телевидения (см., например, ФЦП «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009 – 2015 годы»[10], анализ ситуации перехода к цифровому телевидению в США[11]), а также сотовой связи, которая обгоняет по числу абонентов стационарную аналоговую / цифровую телефонную связь в большинстве стран мира. Так, согласно данным ITU, проникновение подвижной (мобильной) сотовой связи в 2010 году в развивающихся странах превысило отметку 70 процентов (в развитых странах – превышает 100 процентов). Компьютерной сетью Интернет пользуются 29,7 процентов населения мира (в развитых странах – 68,8, в развивающихся – 21,1 процента) [22, с.11-12]. По данным исследования, опубликованного в “Science Express”, цифровые технологии начали доминировать в 1990-е годы, а уже в 2007 году 99,9 % информации передавалось в цифровом формате. Началом цифровой революции ученые считают 2002 год, когда объем хранимых в мире цифровых данных впервые превысил совокупный объем аналоговых [23; 24]. Большинство из этих цифровых инноваций Клейтон Кристенсен и его последователи относят к “подрывным” технологиям (англ.: disruptive technologies), которые, в отличие от “поддерживающих” (англ.: sustaining), способны привести к появлению совершенно новых рынков, к развитию новых форм бизнеса[12].

Отметим, что Россия на фоне стремительного и массового перехода от аналоговых к цифровым технологиям заметно отстает от развитых и развивающихся стран, являясь страной-потребителем технологических инноваций, а не страной, где они разрабатываются и совершенствуются (см., например, данные ITU 2010 года, Индекс развития ИКТ, где среди 152 стран Россия занимает 47 рейтинг (IDI = 5,38) [22, с.15]). На постсоветском пространстве Россия занимает лидирующие позиции, опережая, Украину, Казахстан и Белоруссию, но значительно отстает от бывших прибалтийских республик (см., например результаты оценки [25; 26]). Следует иметь ввиду, что многие зарубежные исследователи и специалисты связывают перспективы экономического развития страны с уровнем освоения ИКТ ее гражданами, их возможностями широкополосного доступа в Интернет (см., например [27; 28]).

Таким образом, исторический анализ развития и проникновения цифровых технологий в мире показывает их стремительный, революционный характер, который сформировался благодаря активным научным исследованиям и запатентованным разработкам, осуществленным в развитых зарубежных странах, начиная с 1970 годов, и продолжавшихся в 1980-1990 годы. Во всех странах мира их массовое использование к началу нового тысячелетия приводит к постепенной замене аналоговых данных, процессов их обработки, хранения и передачи на цифровые [11; 29, с. 262]. Нам представляется возможным оценить влияние этих радикальных цифровых трансформаций на общество и культуру на основании лингвистического анализа доступных литературных интернет-источников. Другими словами – оценить процессы «цифровизации» / «дигитализации» (иногда дигитизации, англ.: digitization) общества на основании лексико-статистического анализа «цифровой терминологии» в реально наблюдаемых интернет-текстах.

Терминологический анализ интернет-текстов

Можно утверждать, что понятие «цифровая революция» сравнительно недавно появилось в русскоязычных нехудожественных текстах. Заметим, что в соответствии с параметрами текстов (метаразметкой) Национального корпуса русского языка (НКРЯ)[13] нехудожественные тексты можно отнести к официально-деловой, производственно-технической, рекламной и учебно-научной сферам функционирования. В свою очередь, они могут принадлежать к различным типам (аннотации, анонсы, диссертации, доклады, заметки, монографии, рецензии, реклама, статьи, учебники, учебные пособия и пр.) и тематикам (наука – по разделам и отраслям; образование, политика и общественная жизнь; производство, экономика, бизнес и т.п.).

Следует отметить, что в Большом толковом словаре[14] термин «цифровой» имеет только два смысловых значения: 1) то, что обозначено цифрами, выражено в цифрах (цифровое выражение, обозначение / в цифрах, цифровая система /система цифр, цифровые показатели /в цифрах), или как технический термин; 2) то, что использует технологии дискретной регистрации аналоговых значений (цифровой диктофон, индикатор, прибор). Но в Научно-техническом энциклопедическом словаре[15], в Яндекс-словарях[16] и Википедии этот термин включен в статьи, связанные не только с цифрами и техникой (цифровые сигналы, интегральные схемы, индикаторы и преобразователи), а также: 3) с компьютерами (ЭВМ, редактирование изображений, распознавание образов) и сетями (цифровая подпись, электронные деньги). Тексты, в которых многозначный термин «цифровой» используется во втором и третьем смыслах, характеризуют происходящие технологические и социальные изменения увеличением частоты их словоупотреблений. Такими частотными словами, например, являются цифровой фотоаппарат, цифровая фотокамера и видеокамера, которые указаны как устойчивые сочетания в Викисловаре[17], цифровое телевидение и цифровые технологии.

Приведем более полный перечень словосочетаний, относящихся к цифровой терминологии (см., например словарь терминов [30]), в единственном (по родам) и множественном числе, с разной частотой встречающихся в исследованных нами текстах. Этот перечень демонстрирует происходящие изменения в обществе, технологиях, образовании, библиотечном деле, культуре, науке, бизнесе, СМИ, рекламе,  литературе и т.д.):

-         цифровая АТС, библиотека, вселенная, газета, галерея, жизнь, запись, информация, картография, культура, личность, печать, подпись, поэзия, сеть, система, стеганография, технология, реклама, услуга, фотография, фоторамка, школа, эра и т;

-         цифровой аксессуар, архив, век, видеорегистратор, диктофон, дом, звук, кампус, контент, метод, микроскоп, мир, переход, разрыв, ресурс, телефон, фильтр, формат и т;

-         цифровое будущее, вещание, видео, изображение, искусство, оборудование, образование, пианино, решение, устройство и т;

-         цифровые – множественное число для перечисленных словосочетаний (некоторые чаще употребляются именно во множественном числе) и не употребляющиеся в единственном числе – деньги, наличные, стихи, часы и т.п.

Следует отметить, что обоснованный отбор релевантных интернет-ресурсов и инструментов, адекватных задачам исследования, является сложной методологической задачей [31–34]. Что касается отбора ресурсов (полнотекстовых баз данных), то к этим сложностям можно отнести (по аналогии с подходом к исследованию терминологических особенностей компьютерной лингвистики [35]):

-         отставание освоения цифровых технологий в развивающейся России от развитых зарубежных стран;

-         неоднородность, несбалансированность предметной области исследования (широкий спектр сфер функционирования, приложения, разнообразие типов и тематик текстов – образование, наука, производство, компьютерный / телекоммуникационный бизнес; учебные, научные публикации, реклама и СМИ);

-         неравномерность развития исследовательской области (гуманитарные, естественнонаучные и прикладные направления, отечественные и зарубежные текстовые массивы);

-         междисциплинарный характер исследования (информатика, техника, лингвистика, педагогика, психология, социология и др.).

Кроме того, трудности связаны с содержанием анализируемых русскоязычных источников, зачастую являющихся переводом или пересказом англоязычных материалов и сообщений СМИ. Этой особенностью обладают специализированные профессиональные порталы, формирование контента которых осуществляется, в том числе, из полных переводов, рефератов и аннотированных ссылок на иностранные материалы [36; 37]. Использование онлайновых корпусов текста (общий корпус), а также веб-ресурсов, которые фактически представляют собой корпус языка[18], и информационно-поисковых систем (ИПС) Интернета как инструмента исследования имеет свои преимущества (репрезентативность, актуальность, разнообразие, объем) и недостатки (тематическая, стилевая несбалансированность, наличие различных артефактов – дубликатов документов, опечаток, спама и т.п.) [34, с.8; 38; 39]. Отметим, что для получения более полных сведений и изучения происходящих процессов в этой сфере в России и мире, нами также использовались англоязычные ресурсы Интернета, как параллельные корпуса веб-текстов по аналогии с методами сравнительного лингвистического анализа (см., например [33; 40]).

Такое обращение к англоязычным источникам необходимо отечественным исследователям, т.к. объемы русскоязычных материалов в Интернете немногочисленны, неполны и фрагментарны (это касается как общедоступных профессиональных порталов, так и закрытых коллекций, таких как электронные библиотеки, справочные и статистические базы) [35]. Если брать во внимание возможности многоязычного Интернета, то мы солидарны с мнением В. И. Беликова о том, что: «Интернет предоставляет доступные и достаточно простые способы объективного выявления разнородных функциональных свойств лексики» [41]. Мы также с некоторой оговоркой согласны с высказыванием А. Л. Воскресенского и Г. К. Хахалина о том, что “…на документах Интернета можно проводить эксперименты, результаты которых повторяемы и поддаются статистической оценке, при этом общие закономерности определяются, в основном, грамматическими особенностями языка” [42]. К аналогичному мнению о возможности проведения лингвистических исследований на основе веб-ресурсов с учетом накладываемых интеренет-сервисами ограничений приходят некоторые западные специалисты (см., например [43; 44]).

Если говорить о выборе методов и инструментов научного исследования, то компьютерные технологии и сервисы Интернета активно входят в практику современных исследователей в психологии, социологии и лингвистике (см., например, [3; 33; 38; 41; 45]). Интернет-сервисы придают компьютеризированным исследованиям новые возможности и качество. Среди методов исследования практикуются наблюдения, измерения, эксперименты и квазиэксперименты [46, с.89]. Определение внешней валидности исследований, опосредованных Интернетом, осуществляют: 1) сравнением с результатами, полученными традиционными методами (например, опрос экспертов, извлечения из специализированных корпусов текстов); 2) сравнением теоретических предсказаний с результатами, полученными при помощи интернет-сервисов [35; 46, с.96]; а также 3) сопоставлением результатов, полученных при помощи различных интернет-сервисов [33; 34, c.117]). Хотя вопросы репрезентативности, достоверности, точности или надежности исследований, опосредованных Интернетом, все еще остаются открытыми, тем не менее, неоспоримы получаемые достоинства и преимущества, среди которых доступность, быстрота, экономия ресурсов [43; 44, c.6]. Так как преодолеть указанные выше недостатки содержания ресурсов и инструментов исследования не представляется возможным, качественные и количественные результаты нашего исследования, вероятно, потребуют дальнейших подтверждений и обоснований.

Итак, мы воспользуемся веб-ресурсами в целом как многоязычным корпусом и несколькими специализированными профессиональными порталами с ресурсами и/или коллекциями ссылок, а также информационно поисковыми системами (ИПС) Интернета и/или встроенными системами поиска порталов (если они используют собственные, а не внешние ИПС) для поиска по русскоязычным массивам текстов. Например, традиционный поиск в онлайновом Национальном корпусе русского языка (НКРЯ)[19] реализован при помощи Яндекса [47; 48], по сайтам Международной конференции-выставки «Информационные технологии в образовании» – при помощи Яндекса и Гугла (анг.: Google)[20], на портале "Информационно-коммуникационные технологии в образовании" Государственного научно-исследовательского института информационных технологий и телекоммуникаций[21] – через Гугл.

В подтверждение популярности выбранных нами ИПС приведем некоторые обоснования. Так, согласно исследованиям ComScore Media Metrix Ranks, в апреле 2011 года в США 65,4% поисковых запросов адресованы Google[22]. В Рунете, по данным аналитического обзора компании «Ашманов и партнеры», в декабре 2010 года запросы в Яндекс составляли 64,1%, в Гугл – 21,5%[23]. По данным другой компании – Alexa Internet на 12 апреля 2011 года Гугл занимает второе место после Яндекса среди наиболее популярных сайтов в России и первое в мире[24]. Такая же «расстановка сил» между этими ИПС приведена в отраслевом докладе по развитию Интернета в России Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям[25]. Таким образом, выбор этих двух вербальных ИПС – Гугл и Яндекс пользователями Интернета, разработчиками веб-сайтов, а также исследователями в качестве корпус-менеджеров определен их выигрышными технологическими характеристиками, среди которых объемы индексов и набор возможностей лингвистического обеспечения (поиск по лемме, словоформе, учет синтагм, частота пословная и подокументная) [31]. Отметим, что с помощью ИПС можно считать не только сайты и веб-страницы /документы (в среднем включают 600-700 слов), но также индексируемые словоупотребления в обрабатываемых ими текстах (по некоторым данным, примерно 20-30 ключевых слов в документе).

Следует подчеркнуть, что применение вместо стандартного режима поиска более гибкого – расширенного требует от пользователя учета специфики структурных элементов языковых запросов ИПС (логические и контекстные операторы, морфологическая нормализация, поиск по полям, области ограничения, ранжирование и пр.) [49, с.16]. Заметим, что точная повторяемость результатов поисковой выдачи не всегда оправдывает ожидания исследователей из-за их нестабильности (даже в течение дня, в зависимости от времени суток) [50], например, по запросам в Yandex такие изменения составляют около 10% [43, c.148]. Эти проблемы, по-видимому, могут быть связаны как с непрерывным пополнением базы данных и совершенствованием инструментов ИПС [51], так и с некоторыми ограничениями и не полной контролируемостью задаваемых параметров и Булевых операторов [43, c.148]. Например, это может быть исключение из списка заведомо малорелевантных результатов или слишком похожих документов в Яндексе; ограниченный набор задаваемых условий поиска; автоматическое переключение на другую формулу запроса в Гугле, в том числе неподходящую (inappropriate) и неизвестная логика ограничений [52; 53]. Тем не менее, мы считаем возможным осуществить сравнительный анализ абсолютных данных частотности употребления отобранных нами терминов, полученных в течение небольшого временного промежутка (около двух недель). Такие измерения позволяют отследить динамику происходящих терминологических изменений и увидеть наличие корреляции с другими данными по развитию технологий. Известным нам примером получения подобной корреляции являются результаты анализа изменения абсолютного количества ссылок на исследования по воздействию кино, радио и телевидения на детей в ракурсе распространения этих технологий в обществе (diffusion rate) [34, c.20; 54].

Приведем некоторые результаты терминологического исследования онлайновых корпусов текстов, предпринятого в августе 2011 года. Использование словосочетания «цифровая революция» и его морфологических форм единственного числа (запрос в виде: OR "цифровая революция" OR "цифровой революции" OR "цифровую революцию" OR "цифровой революцией") для поиска в многоязычной базе данных Гугла на русском языке дает различающиеся результаты. Мы получили разное число документов в статистике встречаемости пар указанных слов (всего 48,5 тыс., из них 42 тыс. за последний год), при запросе по отдельным годовым периодам (1997 – н.в., суммарно 76438 за период при ручном суммировании отдельных результатов), а также по команде «За все время» (91,9 тыс.). Это поясняется гигантскими объемами постоянно индексируемых документов[26] и внесением изменений в базу после индексации очередного документа [51], а также, возможно, большей точностью поисковой выдачи при выборе параметра периода (за каждый год по отдельности). Однако, независимо от указанного различия в суммарных данных, полученных по различающимся командам запроса в одну и туже базу, прослеживается отчетливая тенденция резкого увеличения объемов индексируемых документов, начиная с 2007 года (см. рис.1).

Аналогичный запрос в базу данных Яндекса документов на русском языке (с учетом морфологических форм единственного числа (запрос – "цифровая революция" | "цифровой революции" | "цифровую революцию" | "цифровой революцией", без учета региона, в любых форматах) дает 206 тыс. ответов из них 66 тыс. за последний год. Отметим, что первый зарегистрированный документ датирован 1991 годом (в Гугле – 1996 годом). Кроме того, полученное число индексированных документов (любая дата обновления) не совпадает с суммой документов, представленных по отдельности (159 тыс.) в диапазоне каждого года (период 1997 – н.в.). Возможной причиной такого различия может быть исключение «слишком похожих документов» (повторов), как указывается в результатах поиска (см. рис.1).

Рис. 1. Результаты запроса в ИПС по ключевым словам «цифровая революция».

Таким образом, сравнивая тенденции изменения индекса исследуемого словосочетания, наблюдаем прогнозируемое многими экспертами увеличение интереса к цифровым технологиям, начавшееся примерно к 2007-2008 году (см., например «Материалы дискуссии «Электронные массовые коммуникации 2017. Тенденции. Вызовы. Перспективы» от 06.07.2007[27]). Вероятно, именно к этому периоду цифровые технологии набрали значимое число приверженцев и стали привлекать повышенное внимание общества (преимущественно СМИ и бизнеса), что и отражает существенное возрастание числа публикаций в базах текстов обеих ИПС в обозначенный период. Полученный результат согласуется с теорией распространения технологических инноваций Э. Роджерса (Everett M. Rogers’s innovation diffusion theory, 1994) и методом ее измерения (диффузии), в помощью которого определяют период достижения «критической массы», когда адаптация инновации в обществе резко увеличивается [34, c.73].

Терминологическое исследование специализированных порталов

Попытка проверки нашей гипотезы по данному словосочетанию через дополнительные, «контрастные» корпуса текстов, которыми являются специализированные порталы и сайты, не всегда дает утешительные результаты. Так, для сравнения нами были отобраны девять веб-ресурсов, тематически связанных с технологиями или универсальные, справочные, архивные сайты /порталы. Приведем список шести из использованных корпусов текстов для запросов (с описанием некоторых особенностей):

-         НКРЯ (онлайновая версия, 180 тыс. словоупотреблений, основной и газетный корпуса);

-         Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов (ЦОР)[28] (расширенный поиск, текст из файлов, с учетом морфологии, все слова из фразы);

-         Информационная система "Единое окно доступа к образовательным ресурсам" (Единое окно)[29] (в каталоге и библиотеке, с учетом морфологии русского языка);

-         Универсальная онлайновая энциклопедии "Кругосвет"[30] (поиск во всех разделах);

-         два сайта Международной конференции-выставки «Информационные технологии в образовании» (ИТО);

-         Ассоциация компьютерной лингвистики и интеллектуальных технологий (коллекция дайджестов и статьи конференций 2000-2011 годов "Диалог")[31].

В отличие от многотысячных результатов запросов в ИПС, поиск в этих базах по маске «цифров* революци*» (условия: лексико-грамматический поиск слов, расстояние – 1) дают нулевые или очень малое число результатов. Поэтому нами были использованы еще три полнотекстовые базы – "Научная электронная библиотека" (НЭБ)[32], "Открытые системы"[33] (ОС), "Информационно-коммуникационные технологии в образовании" (ИКТ), дающие сравнительно более значимые результаты. Если задать аналогичный поиск (весь сервер, все документы) в этих базах, списки результатов запроса дают солидную подборку источников, в которых встречаются как само словосочетание, так и отдельные слова двусловия с учетом морфологии. Однако на сайте ИКТ включен режим «экономного поиска» – автоматическое ограничение предельно допустимого числа представляемых системой результатов (1000 документов). Поэтому данные этого портала не могут быть использованы для сравнения.

Отметим, что в официально-деловых текстах традиционно придерживаются не столько актуальных и адекватных понятий, сколько устоявшихся и привычных (для неспециалистов) терминов (см., например, [36]). Так, авторы отраслевого доклада Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям по электронному книгоизданию, опубликованного в 2010 году, делают, соответственно, акцент на термине электронный – архив, репозиторий, электронная версия, книга, форма, электронное издание, электронные образовательные ресурсы, электронно-библиотечная система [55]. В англоязычном варианте эти термины связывают с понятиями цифрового / электронного книгоиздания (digital book / e-book publishing). Другой пример – широкое распространение термина информационная революция, а также соответствующего набора популярных словосочетаний – информационный поток, портал, процесс, ресурс и пр.; информационная безопасность, культура, система, услуга и пр., информационное оборудование, поле, сообщение и пр., информационные войны, технологии, информатизация, а также менее популярных информатическ -ий, -ая, -ое, -ие (вуз, наука, образование, процесс, ресурсы, системы, услуги и пр.), которые подчеркивают наличие информации в описываемых процессах, устройствах, явлениях и пр. Так, авторы выпущенного в 2011 году справочника, подготовленного к юбилею создания отраслевой системы Центров информационных технологий в сфере образования и науки, часто упоминают цифровые технологии в тексте, однако для обозначения характера и темпов развития данной области используют понятие «информатизации» [56, с.3].

Исходя из сказанного, для сравнения были получены результаты поиска по релевантному словосочетанию «информационная революция», выполненного по уже использованной схеме запроса. Оказалось, что в Интернете и на профессиональных порталах это словосочетание и его морфологические формы (поиск в Гугл, Яндексе, НКРЯ и Едином окне), а также слова двусловия по отдельности (поиск в остальных порталах) имеют большее число словоупотреблений. Анализ полученных ссылок показывает, что тексты с этим словосочетанием, как и ожидалось, относятся к аналогичным сферам, типам и тематикам. Внимание в них акцентируется на ускоренных темпах развития информационных технологий, что отражают соответствующие характеристики процессов (беспрецедентный, быстрый, динамичный, взрывной, впечатляющий, высокий, неимоверный, стремительный, ускоренный и т.п.).

Кроме упомянутых словосочетаний для анализа языковой ситуации были также использованы другие ключевые слова, которые, по нашему мнению, применяются в близком контексте. Вслед за А.Л. Воскресенским и Г.К. Хахалиным, ссылающихся на работу Д. Лин (D. Lin), будем считать, что: «два различных слова (или группы слов) могут иметь схожее значение, если они встречаются в идентичных (или схожих) контекстах» [57]. Мы определили схожесть слов интуитивно, не прибегая к экспертным оценкам или лингвистическим методам, как это принято у специалистов-филологов при извлечении терминологии и определении взаимосвязи понятий из соответствующих корпусов текстов или сообщений в компьютерно-опосредованной коммуникации (см., например, [3; 35; 45; 58; 59, с.61]).

Такими ключевыми словами, по которым были получены частотные характеристики – результаты поиска на русском языке, являлись «цифровая технология” (англ.: digital technology), а также дополнительно во множественном числе – «цифровые технологии» (англ.: digital technologies) с учетом морфологии. Кроме того, по той же схеме были оценены характеристики семантически близких понятий – «информационные», «информационно-коммуникационные» (ИКТ) и «электронные технологии» (единственное и множественное число).

Отметим, что, судя по результатам запросов, единственное число (технология) встречается значительно реже множественного во всех трех словосочетаниях. Причем аббревиатура ИКТ употребляется в этих документах гораздо чаще, чем полное написание термина, что предсказуемо – ограничение вызвано прагматическими причинами языковой экономии, неудобством восприятия большой группы часто встречающихся слов в тексте по сравнению с их кратким обозначением. Наиболее различимые результаты сравнительной статистики запросов по релевантным двусловным сочетаниям можно представить только по двум онлайновым базам – "Научная электронная библиотека" (НЭБ) и "Открытые системы" (ОС) (см. рис. 2).

Несмотря на значимое количественное различие результатов, в обеих базах наиболее частотными оказались термины электронные и информационные технологии в сравнении с остальными. Однако эти результаты коррелируют с частотными характеристиками, полученными в ИПС Яндекс только по словосочетанию информационные технологии, но расходятся с данными Гугла, результаты которого демонстрируют значимый перевес словосочетания информационно-коммуникационные технологии (см. рис.3).


Рис.2 Результаты запросов в базы данных специализированных сайтов
(по возрастанию).



Рис.3 Результаты запросов в базы данных ИПС.

Для сравнения с русскоязычными ресурсами приведем результаты поиска по аналогичным терминам (поиск по фразе – словосочетанию, страницы на английском языке) в англоязычной базе данных Google (см. рис. 4). Как видно из данных рисунка, термин information revolution является более часто употребляемым, по сравнению с digital revolution, как и в русскоязычных базах. Самым распространенным из исследованных терминов является термин information technology. Следующим по значимости является аббревиатура ICT, который используется значительно чаще, чем полное наименование в единственном и множественном числе, как это наблюдалось и в русскоязычных ресурсах. Отметим, что в отличие от русского языка, где предпочтение отдается множественному числу – технологии, в английском языке большее словоупотребление находит единственное число – technology.


Рис. 4. Статистика англоязычных результатов запросов в Google по числу документов.

Таким образом, анализ данных исследования по трендам ключевых слов (рис. 1, 2 и 3), в которых были использованы различные текстовые базы данных, ИПС и другие сервисы, позволяет сделать выводы по происходящим изменениям в языковой картине и, опосредованно, по развитию данной области. Ограничение глубины исследования по англоязычным терминам не позволили определить начало увеличения частотности словоупотреблений, как это было выполнено на русскоязычных ресурсах (рис.1). Однако, если воспользоваться диаграммой трендов по выбранным нами словосочетаниям, то можно обнаружить рост частотности терминов около 2004 года (см. сервис Google trends[34] и пример его использования для определения целевой аудитории [60, c.4]). Можно предположить запаздывающее появление в индексе Гугла статистически значимого интереса к их русскоязычным аналогам – примерно в 2007 году (рис.1). Мы также видим различие в тенденциях использования идентичных по контексту словоупотреблений не только при сравнении пар англоязычные – русскоязычные термины (рис. 3 и 4), но и в русскоязычных терминах (рис. 2).

Некоторые выводы

Обобщая наши результаты, можно утверждать, что термины электронные, информационные и компьютерные технологии являются синонимичными в исследованных нами материалах, где прямо или косвенно используется понятие «цифровые технологии». Прилагательное цифровые является релевантным в том случае, когда необходимо подчеркнуть особенности описываемого им преобразовательного процесса – оцифровки / цифровизациидигитализации данных. Заметим, что русскоязычная калька англоязычного термина – дигитализация (англ.: digitalization / digitisingdigitisationdigitalizing) наиболее точно описывает указанные процессы[35], но является редко встречаемым неологизмом. Этот термин используется для технического описания процесса перевода в цифровую форму – сканирования, преобразования, обработки и последующей передачи различных мультимедийных данных [36, с.219; 60, p.81], а также для обозначения соответствующих устройств, осуществляющих эти преобразования (цифрователь, дигитайзер). Также он характеризует масштабные проекты, задачей которых является перевод в цифровой формат мирового культурного и научного наследия, хранящегося в библиотеках, музеях и архивах разных стран мира [29, с.19]. Примерами таких проектов являются: Мировая цифровая библиотека[36], проект ЮНЕСКО «Память мира»[37], Cylinder Preservation and Digitization Project[38], Google Books[39], JNUL[40]) и пр. Отметим, что, по мнению Хэмлинка, наряду с социальными процессами консолидации (англ.: consolidation), либерализации (снятие внутригосударственных ограничений, англ.: liberalization / deregulation) и глобализации (англ.: globalization) дигитализация (англ.: digitalization) является четвертым из основных трендов в развитии мировой коммуникации (world communication) [62].

Сегодня эффективная коммуникация на основе цифровых технологий (digitization) охватывает СМИ (газеты, журналы, книги, радио, телевидение), бизнес (торговля, реклама, торги, банкинг), производство печатной, аудио и видео продукции, телефонию и другие виды деятельности в Интернете [15; 45, с.175; 55; 59, c.81; 63; 64, c.309;]. Большинство из цифровых инноваций, неполный список которых был представлен в статье, специалисты относят к эволюционным (ожидаемые потребителями изменения) или революционным (решение технологических проблем предыдущих разработок) поддерживающим инновациям (англ.: sustaining innovation). Некоторые из этих технологий относят к “подрывным” (англ.: disruptive technologies), способным полностью изменить сформированные представления о возможностях технологии и предоставить новые возможности их производителям и пользователям (например, восьмидюймовый пятидюймовый и трехдюймовый гибкий магнитный диск, фотоаппарат, мобильный телефон, настольная издательская система). Итак, мы увидели, что использованные нами источники и публикации на русском и английском языках, исследованные с исторической, лингвистической, статистической стороны, адекватно отражают темп происходящих изменений в глобальном сообществе и фиксируют наличие «цифровой революции».


 

Литература

1. Психология. Журнал Высшей школы экономики. Т.8, № 4, 2011.

2. Артюхин В. В. Реальность 2.0b. Современная история информационного общества. М., 2011. – 432 с.

3. Горошко Е. И. Информационно-коммуникативное общество в гендерном измерении: Монография. Харьков: ФЛП Либуркина Л.М., 2009. – 816 с.

4. Драйден Г., Вос Д. Революция в обучении. Научить мир учиться по-новому. М.: ПАРВИНЭ, 2003. – 672 с.

5. Berger A. A. Seeing Is Believing. An Introduction to Visual Communication. 3rd ed. McGraw Hill. Higher Education, 2008. – 262 p.

6. Katz J. E., Rice R. E. Social Consequences of Internet Use. The MIT Press, 2002. – 460 p.

7. Palfrey J., Gasser U. Born Digital: Understanding the First Generation of Digital Natives. NY, 2008. – 381 p.

8. Поколение-XXI. Проект ФОМ. URL: http://bd.fom.ru/map/pokolenie21 (дата обращения 15.07.2011).

9. Поколение Рунет: поисковое исследование российского цифрового пространства / Геррит Бежер, Присцилла Коункоу Ховейда, Акшай Синха. ЮНИСЕФ, 2011. URL: http://www.unicef.ru/doc/doc.asp?obj=84797 (дата обращения 15.01.2012).

10. Студенты – образ будущего. Международное исследование. Институт Горшенина. Киев, Украина, 2011. URL: http://institute.gorshenin.ua/media/uploads/086/47/ dba87ea76027.pdf (дата обращения 15.01.2012)

11. Перспективы коммуникации 2011 (OECD Communications Outlook 2011). URL: http://www.oecd-berlin.de/newsletter/downloads/Communications_RUS.pdf (дата обращения 15.08.2011).

12. Information Economy Report 2011. ICTs as an Enabler for Private Sector Development. http://www.unctad.org/en/docs/ier2011_en.pdf (дата обращения 15.01.2012).

13. Measuring the Information Society 2011 URL: http://www.itu.int/ITU-D/ict/publications/idi/2011/index.html (дата обращения 15.01.2012).

14. OECD Communications Outlook 2011. URL: http://www.oecd.org/sti/telecom/outlook (дата обращения 15.01.2012).

15. Anikina M. The Youth Audience in Russia: Between New and Traditional Media. // Perspectives on the Media in Russia: “Western” Interest and Russian Developments. Aleksanteri Series, 4/2009. E. Vartanova, H. Nieminen & M.-M. Salminen (Eds). Finland: Gummerus Printing, 2009. – p.243–255.

16. Каррыев Б. ИТ-революция: Хроники 1904-2009. SIBIS, 2009.

17. Fidler R. Principles of Mediamorphosis. // Living in the information age: a new media / Edited by Erik P. Bucy. Wadsworth, 2002. – P. 21-29.

18. Gantz J. F. [et al.] A Forecast of Worldwide Information Growth Through 2010 // White Paper, sponsored by EMC. IDC, 2007. URL: http://www.emc.com/collateral/analyst-reports/expanding-digital-idc-white-paper.pdf (дата обращения 15.07.2011).

19. Полунов Ю.Л. От абака до компьютера: судьбы людей и машин. Книга для чтения по истории вычислительной техники в двух томах. Том. I. М.: Русская редакция, 2004 – 480 с.

20. Частиков А. П. История компьютера. М.: Информатика и образование, 1996. – 128 с.

21. Зубарев Ю. Б., Витязев В. В., Дворкович В. П. Цифровая обработка сигналов – информатика реального времени //Цифровая обработка сигналов, 1991, №1. – С.5-17.

22. Измерение информационного общества, 2011 год. Резюме. ITU, 2010. – 34 c. URL: http://www.itu.int/ITU-D/ict/publications/idi/2011/Material/MIS2011-ExecSum-R.pdf (дата обращения 15.01.2012).

23. Куликов И. Стопка дисков от Земли до Луны. Сколько информации на планете Земля. 14.02.2011. URL: http://gazeta.ru/science/2011/02/14_a_3524166.shtml (дата обращения 15.07.2011).

24. Мериан Л. Объемы хранимых данных превысили 295 экзабайт // Computerworld Online №07, 2011 URL: http://www.osp.ru/news/articles/2011/07/13006857/ (дата обращения 15.07.2011).

25. Итоги работы отрасли связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Российской Федерации за 2010 год. URL: http://minsvyaz.ru/ru/doc/?id_4=307#doc_save (дата обращения 15.07.2011).

26. Применение ИКТ в высшем образовании стран СНГ и Балтии: текущее состояние, проблемы и перспективы развития. Аналитический обзор. СПб.: ГУАП, 2009. – 160 с. URL: http://window.edu.ru/window_catalog/files/r71066/3214561.pdf (дата обращения 15.07.2011).

27. A 2010 Leadership Imperative: The Future Built on Broadband. URL: http://www.broadbandcommission.org/report1.pdf; Broadband: A Platform for Progress http://www.broadbandcommission.org/report2.pdf (дата обращения 15.07.2011).

28. Digital economy rankings 2010. Beyond e-readiness // Economist Intelligence Unit, 2010. URL: http://graphics.eiu.com/upload/EIU_Digital_economy_rankings_2010 _FINAL_WEB.pdf (дата обращения 15.07.2011).

29. Шлыкова О. В. Культура мультимедиа: Учебное пособие для студентов / МГУКИ. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004. – 416 с.

30. Цифровые термины. Словарь терминов. URL: http://plus.ru/faq/slovar.html (дата обращения 15.07.2011).

31. Захаров В. П. Веб-пространство как языковой корпус //Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды межд. конф. "Диалог'2005" (Звенигород, 1-6 июня, 2005 г.) / Под ред. И.М. Кобозевой, А.С. Нариньяни, В.П. Селегея. М.: Наука, 2005. URL: http://www.dialog-21.ru/Archive/2005/Zakharov_V/ ZakharovV.htm (дата обращения 15.07.2011).

32. Лысых С. В. Анализ представления в Интернет информации о новых возобновляемых источниках энергии (НВИЭ) // XVII конференция представителей научно-образовательных сетей "RELARN-2010": Сборник тезисов докладов. М.: РЕЛАРН, 2010. – С.108-110.

33. Kloumann I.M., Danforth C.M., Harris K.D., Bliss C.A., Dodds P.S. Positivity of the English Language. // PLoS ONE 7(1). 2012. URL: http://www.plosone.org/article/ info%3Adoi%2F10.1371%2Fjournal.pone.0029484 (дата обращения 15.01.2012).

34. Williams F., Rice R. E., Rogers E. M. Research Methods and the New Media. Free Press, 1988. – 212 p.

35. Соколова Е. Г. [и др.]. Особенности подготовки терминов для русско-английского тезауруса по компьютерной лингвистике / Е.Г. Соколова, С.Ю. Семенова, И.С. Кононенко, Ю.А. Загорулько, О.Ф. Кривнова, В.П. Захаров. // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: По материалам ежегодной Межд. конф. «Диалог» (Бекасово, 25-29 мая 2011 г.). Вып. 10 (17). М.: Изд-во РГГУ, 2011. URL: http://www.dialog-21.ru/dialog2011/materials/html/62.htm (дата обращения 15.07.2011).

36. Руководство по использованию русского языка в МСЭ. Секция русского письменного перевода. Департамент конференций и публикаций. МСЭ, 2009. – 234 с.

37. Соколова Е. Г. [и др.]. Опыт систематизации знаний и интернет-ресурсов для портала знаний по компьютерной лингвистике / Е.Г. Соколова, Ю.А. Загорулько, И.С. Кононенко. // Труды Межд. конф. Диалог’ 2009 «Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии». М.: Изд-во РГГУ, 2009. Вып. 8 (15). – С.465-470. URL: http://www.dialog-21.ru/dialog2009/materials/html/72.htm (дата обращения 15.07.2011).

38. Браславский П. И., Соколов Е. А. Автоматическое извлечение терминологии с использованием поисковых машин Интернета // Труды международной конференции Диалог’ 2007 «Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии». М.: Изд-во РГГУ, 2007. – С. 89-94. URL: http://www.dialog-21.ru/dialog2007/materials/pdf/14.pdf (дата обращения 15.07.2011).

39. Козлов М. В., Яцко В. А. Метод оценки эффективности функционирования современных информационно-поисковых систем Интернета // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды межд. конф. «Диалог 2006» (Бекасово, 31 мая – 4 июня 2006 г.) / Под ред. Н. И. Лауфер, А. С. Нариньяни, В. П. Селегея. М.: Изд-во РГГУ, 2006. – C.259-264 URL: http://www.dialog-21.ru/dialog2006/materials/html/Kozlov.htm (дата обращения 15.07.2011).

40. Андреева Е. Г. Анализ переводческих соответствий на материале параллельного корпуса текстов // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды межд. конф. «Диалог 2006» (Бекасово, 31 мая – 4 июня 2006 г.) / Под ред. Н. И. Лауфер, А.  С. Нариньяни, В. П. Селегея. М.: Изд-во РГГУ, 2006. – C.26-30 URL: http://www.dialog-21.ru/dialog2006/materials/html/Andreyeva.htm (дата обращения 15.07.2011).

41. Беликов В. И. Тексты интернет-пространства как основной источник информации о языковой норме // Медиафорум «Русский язык в Интернете: RU-ДА или RU-НЕТ 3 декабря 2010 года. URL: http://www.ruda-runet.ru/conf2010/agenda/173/ (дата обращения 15.07.2011).

42. Воскресенский А. Л., Хахалин Г. К. Формирование запросов к поисковой машине для извлечения знаний из Интернета // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды межд. конф. "Диалог'2005" (Звенигород, 1-6 июня, 2005 г.) / Под ред. И.М. Кобозевой, А.С. Нариньяни, В.П. Селегея. М.: Наука, 2005. URL: http://www.dialog-21.ru/Archive/2005/Voskresenskii_Hahalin/ VoskressenskiA_KhakhalinG.htm (дата обращения 15.07.2011).

43. Kilgarriff A. Googleology is bad science //Computational Linguistics, 2007, 33(1). – p.147–151.

44. Pomikalek J., Rychly P., Kilgarriff A. Scaling to Billion-plus Word Corpora // Advances in Computational Linguistics. Research in Computing Science, 41, 2009.p. 3-14.

45. Щипицина Л.Ю. Жанры компьютерно-опосредованной коммуникации: Монография. Архангельск: Изд-во Поморского университета, 2009. – 238 с.

46. Войскунский А. Е. Психология и Интернет. М. Акрополь, 2010. – 439 с.

47. Аброскин А. А. Поиск по корпусу: проблемы и методы их решения // Национальный корпус русского языка: 2006–2008. Новые результаты и перспективы. СПб.: Нестор-История, 2009. – С. 277-282. URL: http://ruscorpora.ru/sbornik2008/13.pdf (дата обращения 15.07.2011).

48. Плунгян В. А. Зачем нужен Национальный корпус русского языка? Неформальное введение // Национальный корпус русского языка: 2003–2005. М.: Индрик, 2005. – С.6-20. URL: http://ruscorpora.ru/sbornik2005/02plu.pdf (дата обращения 15.07.2011).

49. Захаров В. П. Информационные системы (документальный поиск): Учебное пособие. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2002. – 188с.

50. Jinyoung K., Carvalho V. R. An Analysis of Time-instability in Web Search Results. In Proceedings of ECIR'11: 33rd European Conference on Information Retrieval, Dublin, Ireland. ACM, 2011.

51. Блинков И. Архитектура Google 2011. URL: http://www.insight-it.ru/masshtabiruemost/arkhitektura-google-2011/ (дата обращения 15.01.2012)

52. Eastman C., Jansen B. J. The Appropriate (and Inappropriate) Use of Query Operators and Their Effect on Web Search Results. Presented at ASIST 2004 Annual Meeting; "Managing and Enhancing Information: Cultures and Conflicts" (ASIST AM 04), Providence, Rhode Island, November 13 – 18, 2004. URL: http://www.asis.org/Conferences/AM04/posters/101_Camera_Ready_Final_Manuscript.doc (дата обращения 15.07.2011).

53. Selberg E., Etzioni O. On the Instability of Web Search Engines.  In Proceedings of RIAO. 2000. – P.223-236.

54. Wartella E., Reeves B. Historical Trends in Research on Children and the Media: 1900-1960 // Journal of Communication, 1985, 35(2). – P.118-133.

55. Электронная книга и электронно-библиотечные системы России: Отраслевой доклад. / А.Н. Воропаев, К.Б. Леонтьев. М.: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, 2010.

56. Информатизация образования России: люди, организации, проекты. Справочник. М.: ФГУ ГНИИ ИТТ «Информика», 2011. – 420 с.

57. Воскресенский А. Л., Хахалин Г. К. Средства семантического поиска // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды межд. конф. «Диалог 2006» (Бекасово, 31 мая – 4 июня 2006 г.) / Под ред. Н.И. Лауфер, А. С. Нариньяни, В. П. Селегея. М.: Изд-во РГГУ, 2006. – C.100-104. URL: http://www.dialog-21.ru/dialog2006/materials/html/Voskresenskij.htm (дата обращения 15.07.2011).

58. Ландэ Д. В., Григорьев А. Н., Дармохвал А. Т. Взаимосвязь понятий в документах – совместное появление или контекстная близость? // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды межд. конф. «Диалог 2007» (Бекасово, 30 мая – 3 июня 2007 г.) / Под ред. Л. Л. Иомдина, Н. И. Лауфер, А. С. Нариньяни, В. П. Селегея. М.: Изд-во РГГУ, 2007. URL: http://www.dialog-21.ru/dialog2007/materials/html/LandeD1.htm (дата обращения 15.07.2011).

59.Манеров В. Х., Королева Н. Н., Богдановская И. М., Проект Ю. Л. Мирообразование и личностные феномены интернет-коммуникации. СПб.: Изд-во РГПУ им. А И. Герцена, 2006. – 191 с.

60. Jones K. B. Search Engine Optimization. Your visual blueprint for effective Internet marketing. 2nd edition. Wiley Publishing, Inc., 2010. – 307 p.

61. Watson J., Hill A. Dictionary of media and communication studies. Oxford University Press Inc., 2006. – 337 p. URL: http://www.sussex.ac.uk/rcmdc/index.php (дата обращения 15.07.2011).

62. Hamelink C. World Communication: Disempowerment and Self-Empowerment. UK/US: Zed Books, 1995. – 176 p.

63. Campbell R., Martin C., Fabos B. Media &Culture. An Introduction to Mass Communication. 6th ed. 2009 update. Bedford/St. Martin’s, 2009.

64. Thompson J. B. Books in the Digital Age. The transformation of Academic and Higher Education Publishing in Britain and the United States. Polity, 2005. – 468 p.



[1] Совершим же революцию в обучении! http://www.ted.com/talks/lang/eng/sir_ken_robinson_bring_on_the_revolution.html

[2] http://en.wikipedia.org/wiki/Digital_Revolution

[3] http://en.wikipedia.org/wiki/History_of_technology

[4] http://en.wikipedia.org/wiki/Paul_Saffo

[5] http://ru.wikipedia.org/wiki/История_вычислительной_техники

[6] http://en.wikipedia.org/wiki/History_of_tablet_computers

[7] Мишенев М. Аналитики подмечают рост популярности планшетов http://www.mobiledevice.ru/Tablet-Computer-prodazhi-apple-gartner-issledovanie-analyse-ipa.aspx

[8] Научно-технический журнал "Цифровая обработка сигналов" http://www.dspa.ru/index.php

[9] 3 win Nobel in physics for digital devices http://edition.cnn.com/2009/WORLD/europe/10/06/nobel.physics/

[10] http://www.fapmc.ru/magnoliaPublic/rospechat/activities/programms/tvprograms.html

[11] Bruce Sterling and Paul Saffo: Funeral for Analog TV http://fora.tv/2009/02/17/Bruce_Sterling_and_Paul_Saffo_Funeral_for_Analog_TV

[12] http://en.wikipedia.org/wiki/Disruptive_technology

[13] http://ruscorpora.ru/corpora-parameter.html

[14] Большой толковый словарь русского языка. 1-е изд-е: СПб.: Норинт. С. А. Кузнецов. 1998. http://dic.academic.ru/dic.nsf/kuznetsov/13254/цифровой

[15] http://mirslovarei.com/content_naukteh/cifrovoj-81622.html

[16] http://slovari.yandex.ru/цифровой

[17] http://ru.wiktionary.org/wiki/цифровой

[18] http://ru.wikipedia.org/wiki/Корпусная_лингвистика

[19] http://ruscorpora.ru/

[20] http://www.ito.su/main.php – поиск через Яндекс; http://ito.edu.ru/ –  поиск через Гугл.

[21] http://www.ict.edu.ru/

[22] ComScore Releases April 2011 U.S. Search Engine Rankings http://ir.comscore.com/releasedetail.cfm?releaseid=576468

[23] Качество поиска и поисковые системы в Рунете. http://www.ashmanov.com/misc/file/arc/pir/ashmanov-search-analytics-2010.pdf.

[24] Top Sites in Russia. URL: http://www.alexa.com/topsites/countries/RU; Top Sites http://www.alexa.com/topsites/global

[25] http://www.fapmc.ru/magnoliaPublic/dms-static/8f55dfa0-1e93-4054-85f8-0f2c6c56fbd7.pdf

[26] http://www.businessblogshub.com/2010/10/google-statistics-yes-they-are-very-big/

[27] http://www.rtrs.ru/actual.asp?view=15652

[28] http://school-collection.edu.ru/

[29] http://window.edu.ru/window

[30] http://www.krugosvet.ru/

[31] http://www.dialog-21.ru/

[32] http://elibrary.ru/

[33] http://www.osp.ru/

[34] http://www.google.ru/trends

[35] http://en.wikipedia.org/wiki/Digitizing

[36] http://www.wdl.org/ru/

[37] http://www.unesco.org/new/en/communication-and-information/flagship-project-activities/memory-of-the-world/homepage//

[38] http://cylinders.library.ucsb.edu/

[39] http://books.google.com/; http://en.wikipedia.org/wiki/Google_Books

[40] http://jnul.huji.ac.il/eng/