Опыт анализа публикационной и издательской активности с использованием РИНЦ

 

Галеев Ильдар Хамитович

доцент, к.т.н., начальник отдела ЦНИТ

Казанский национальный исследовательский технологический университет,

ул. К. Маркса, 68, г. Казань, 420015, (843)2314105

 monap@kstu.ru

 

Галеева Наиля Хамитовна,

доцент, к.т.н., кафедра прикладной информатики,

 Казанский (Приволжский) федеральный  университет (КФУ),

 ул. Кремлевская, 18,г. Казань, 420008, (843) 233-73-47,

Nailya.Galeeva@ksu.ru

Аннотация

В работе рассматриваются некоторые характерные черты экономики, основанной на знаниях. Отмечается, что качественную подготовку специалистов для интеллектуальной экономики могут обеспечить преподаватели высших учебных заведений, активно участвующие в научных исследованиях и имеющие высокую публикационную активность и цитируемость. Для оценки публикационной и издательской активности используется Российский индекс научного цитирования (РИНЦ). Рассматриваются вопросы достоверности информации, предоставляемой РИНЦ. Проводиться сравнение МГУ им. М.В. Ломоносова с тремя ведущими казанскими университетами по публикационной активности и цитируемости их сотрудников, а также по издательской активности.

The paper discusses some characteristics of the knowledge-based economy. As it is noted, the teachers of the higher educational institutions that actively involved in research and that have the high activity in the publication and the citation, can provide the high-quality education at the knowledge-based economy.

Russian index of scientific citation (RISC) is used to estimate publication activity. RISC information reliability is considered. MSU named by M. V. Lomonosov is compared with three leading universities of Kazan on the base of their research effectiveness, estimated by the publication activity and by citation of their scientists.

Ключевые слова

экономика, основанная на знаниях, публикационная активность и цитируемость, федеральный университет, национально-исследовательский университет, научная электронная библиотека, российский индекс научного цитирования (РИНЦ), достоверность РИНЦ, мониторинг.

economy, publication activity and citation, federal university, national research university, scientific digital library, Russian index of scientific citation (RISC) reliability RISC, monitoring.

Введение

Общеизвестно, что современное общество вступило в новый этап своего развития и многие специалисты отмечают изменения в характере и структуре современной экономики, а также в факторах ее роста. Утверждается, что произошел глобальный структурный сдвиг, знаменующий переход от “материальной” к ”интеллектуальной” экономике, или “экономике, основанной на знаниях” (knowledge-based economy) [1]. Понятие “экономика, основанная на знаниях”, по мнению специалистов, “отражает признание того, что научные знания и специализированные уникальные навыки их носителей становятся главным источником и ключевым условием развития материального и нематериального производства, приобретает все большее значение как главное конкурентное преимущество страны в масштабах мировой экономики” [1].

Очевидно, что качественную подготовку специалистов для интеллектуальной экономики могут обеспечить преподаватели высших учебных заведений, имеющие высокий уровень профессиональной квалификации и активно участвующих в проведение научных исследований. Об эффективности исследовательских работ можно, в определенной степени, судить по показателям издательской активности учебных и научных организаций, а также публикационной активности и цитируемости их сотрудников [2]. Следовательно, учет этих показателей дает возможность оценивать, в некоторой степени, вклад организации (университета, академического института и т. д.) в развитие “экономики, основанной на знаниях”. Таким образом, в оценке инновационности страны или региона, базирующейся на интеллектуальной экономике, предлагается учитывать показатели издательской и публикационной активности и цитируемости научных и образовательных организаций этой страны или региона.

Проблемы функционирования РИНЦ

На сайте НЭБ (http://elibrary.ru/project_risc.asp) указывается - “Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) - это национальная информационно-аналитическая система, аккумулирующая более 2 миллионов публикаций российских авторов, а также информацию о цитировании этих публикаций из более 2000 российских журналов. Она предназначена не только для оперативного обеспечения научных исследований актуальной справочно-библиографической информацией, но является также и мощным инструментом, позволяющим осуществлять оценку результативности и эффективности деятельности научно-исследовательских организаций, ученых, уровень научных журналов и т.д.”

 Министерство образования и науки РФ включило РИНЦ в типовую методику оценки результативности деятельности научных организаций: показатели публикационной активности организации рассчитываются на основе числа публикаций и цитируемости сотрудников научной организации, представленных в Российском индексе (приказ Министерства образование и науки РФ от 14.10.2009г.).

В связи с высокой актуальностью функций, возложенных на РИНЦ Министерством науки и образования РФ, остро встает вопрос достоверности данных, формируемых указанной информационно-аналитической системой.

Проблемы достоверности информации, предоставляемой РИНЦ, поднимались целом рядом специалистов как на конференциях серии "SCIENCE ONLINE: ЭЛЕКТРОННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ ДЛЯ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ", регулярно организуемых НЭБ, (например: в Турции, 2009 г.; в Марокко, 2010 г.), так и в журнальных статьях,  например: в 2009 году Галеевым И.Х. [3], в 2010 году Каленовым Н.Е. и Селюцкой О.В. [4,5]. Кроме того, качество РИНЦ обсуждалось на дискуссиях в Интернете [4], а также на различных традиционных конференциях [6,7]. Таким образом, уже в 2009-2010 годах было приведено весьма значительное число примеров ошибок в работе РИНЦ. В статьях Каленова Н.Е. и Селюцкой О.В. [4,5] утверждается, что “… РИНЦ в современном состоянии не является работоспособной системой” и “… в настоящее время использовать РИНЦ для серьезного библиометрического анализа, а тем более для оценки качества работы отдельных ученых и научных организаций, нельзя”. В тоже время, те же авторы в [4] приводят следующую оптимистическую перспективу: “Недавно Минобрнауки объявило конкурс на разработку информационно-аналитической системы библиометрических показателей науки на основе данных РИНЦ. В этом конкурсе НЭБ выступает вместе с БЕН РАН. БЕН РАН как организация, непосредственно связанная с современными технологиями в информационном обеспечении науки, предполагает, в случае победы на конкурсе, принять активное участие в исправлении ошибок РИНЦ, разработке алгоритмов новой системы, ее тестировании и опытной эксплуатации»”.

Безусловный интерес представляет современное (март 2012 года) состояние качества РИНЦ. Можно ли утверждать, что:

1) достоверность информации, формируемой РИНЦ, существенно возросла за прошедшее время и

2) в настоящее время можно использовать РИНЦ для оценки качества работы отдельных ученых и научных организаций?

Используя “Авторский указатель” в ”Навигаторе” РИНЦ, поищем следующих авторов статей в журналах, размещенных в НЭБ: профессора кафедра АСОИУ Казанского национального исследовательского технического университет им. А. Н. Туполева (КНИТУ им. А. Н. Туполева) Ризаева И.С. и доцента той же кафедры  Шлеймовича М.П. Результаты поиска представлены на рисунках 1 и 2 соответственно.

 

Рис. 1 Результат поиска профессора Ризаева И.С.

 

Рис. 2 Результат поиска доцента Шлеймовича М.П.

 

В тоже время на рисунке 3 представлена статья профессора КНИТУ им. А. Н. Туполева Ризаева И.С c соавторами, опубликованная в Международном журнале “Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)” (№3, 2011), все выпуски которого размещены в открытом (бесплатном) доступе в НЭБ.

 

Рис. 3 Статья Ризаева И.С. в Международном журнале “Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)

 

На рисунке 4 представлена статья доцента КНИТУ им. А. Н. Туполева Шлеймовича М.П. с соавторами, опубликованная в журнале ”Вестник Казанского государственного технического университета им. А.Н. Туполева”(№1,2011), также размещенного в НЭБ.

 

Рис. 4 Статья Шлеймовича М.П. в журнале ”Вестник Казанского государственного технического университета им. А.Н. Туполева

 

Можно существенно расширить список существующих в настоящее время ошибок в РИНЦ, привести примеры ошибок, аналогичных описанным, в других журналах и ошибок другого вида, о некоторых из которых будет еще сказано ниже. Таким образом, на поставленный выше первый вопрос о достоверности информации, формируемой РИНЦ, следует ответить следующим образом: ошибки в РИНЦ были, есть и с большой вероятностью еще будут появляться новые.

Важно, чтобы число таких ошибок не превысило критического значения, после которого использование РИНЦ в качестве “…мощного инструмента позволяющего осуществлять оценку результативности и эффективности деятельности научно-исследовательских организаций, ученых, уровень научных журналов и т.д.” (http://elibrary.ru/project_risc.asp) становится крайне дисскусионным. Актуальным, в этих условиях, является поиск причин возникновения ошибок и разработка методов их минимизации. Остановимся на наиболее очевидных аспектах этих проблем.

Прежде всего, требует доработки инфологическая модель данных, используемая в РИНЦ. Об этом уже писали специалисты БЕН РАН [4,5].

Так как, одним из основных источников ошибок в РИНЦ являются входные данные (выпуски научных журналов), подготавливаемые редакциями научных журналов и загружаемые в НЭБ, то и основной проблемой является достоверность входных данных и организация эффективного взаимодействия НЭБ с редакциями научных журналов. Здесь нет простых технических решений. Безусловно, можно разработать (или доработать) и применять специализированное программное обеспечение контроля входных данных и избегать впоследствии ошибок типа ”Повторный учет статьи”, описанной в [5], а также ошибок иных типов. Безусловно, можно и нужно разработать (или доработать) и применять специализированное программное обеспечение, обеспечивающее проверку данных в РИНЦ на полноту и непротиворечивость. Безусловно, необходимо периодически привлекать независимых  экспертов из сторонних организаций для масштабного и тщательного тестирования РИНЦ. Но все это не решит окончательно проблему достоверности информации, формируемой РИНЦ, если не будет организовано эффективного взаимодействия НЭБ с редакциями научных журналов, а для этого должна быть выстроена соответствующая система мотивации для этих редакций.

Полезно вспомнить историю создания и развития РИНЦ. НЭБ была создана в 1998 г. в результате выполнения одного из проектов Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ). Весной 2005 года НЭБ подписала с Роснаукой контракт и стала головным исполнителем проекта по созданию РИНЦ с периодом реализации: июнь 2005 г. – декабрь 2006 г. Необходимо напомнить, что актуальность НЭБ и соответственно РИНЦ резко возросли в конце 2008 года. Это обусловлено тем, что 14.10.2008 вышло решение Президиума Высшей Аттестационной Комиссии (ВАК) Минобрнауки России №45.1-132 о порядке формирования Перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук. В решении Президиума ВАК приведен ряд требований, которым должны удовлетворять научные журналы и издания, претендующие на вхождение в “Перечень ВАК”. Ключевым требованием является требование регулярного предоставления информации об опубликованных статьях по установленной форме в систему РИНЦ [3]. Следствием указанного решения ВАК стало:

- резкое увеличение числа журналов, загружаемых в НЭБ и обрабатываемых в РИНЦ, сопровождаемое ростом статуса РИНЦ, означающим переход РИНЦ из формата исследовательского проекта к формату системы, сданной в промышленную эксплуатацию;

- увеличение значимости НЭБ в системах российской науки и образования, сопровождаемое укреплением финансового положения НЭБ;

- увеличение объема работ, регулярно осуществляемых редакциями научных журналов, связанных с подготовкой выпусков журналов к загрузке в НЭБ, и, к сожалению,  практически не сопровождаемых ростом мотивации редакций - укреплением их финансового положения и ростом ответственности за предоставляемую в НЭБ информацию.

Один из примеров, иллюстрирующих недостаточную мотивацию редакций научных журналов, в частности редакцию журнала ”Вестник Казанского государственного технического университета им. А.Н. Туполева”, представлен на рисунке 5. В НЭБ не поставлен до настоящего времени (март 2012 года) выпуск №2 журнала за 2010 год, что послужило причиной отказа НЭБ пересчитать импакт-фактор РИНЦ за 2010 год (рисунок 6).

Рис. 5 Отсутствие в НЭБ выпуска №2 журнала ”Вестник Казанского государственного технического университета им. А.Н. Туполева” за 2010 год

 

В тоже время, место в рейтинге РИНЦ за 2010 год рассчитано (рисунок 6), что ставит под сомнение объективность рассчитанного значения места в рейтинге РИНЦ рассматриваемого журнала.

 

Рис. 6 Место в рейтинге РИНЦ журнала ”Вестник Казанского государственного технического университета им. А.Н. Туполева” за 2010 год

 

Необходимо отметить, в анализируемой ситуации имеет место нарушение ключевого требования ВАК о регулярном представлении информации об опубликованных статьях по установленной форме в систему РИНЦ. Это в случае, когда сам выпуск журнала реально существует, но не загружен в РИНЦ. В случае, когда самого выпуска не происходило, нарушается другое требование ВАК – требование строгой периодичности, соответствующей заявленной редакцией журнала. Нарушение строгой периодичности (либо непредставление в РИНЦ) у некоторых журналов, входящих в “Перечень ВАК” (например, журнал ”Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета”) носит регулярный характер (2-3 выпуска вместо заявленных 4-х, смотри рисунок 7)

 

Рис. 7 Оглавление выпусков журнала ”Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета” за 2009-2011г.г. (март 2012 г.)

 

Таким образом, контроль со стороны ВАК за изданием журналов, входящих в ”Перечень ВАК”, и их загрузкой в РИНЦ является недостаточным.

К глубокому сожалению, алгоритм расчета значения места в рейтинге РИНЦ не опубликован разработчиками РИНЦ, что вызывает обоснованную критику среди специалистов и пользователей НЭБ [5]. Отсутствие на сайте НЭБ словаря (глоссария), в котором были бы описаны основные используемые понятия и соответствующие алгоритмы вычисления значений этих понятий, резко снижает потребительские свойства НЭБ.

Пример использования РИНЦ для мониторинга публикационной и издательской активности ряда выбранных университетов

Казань является одним из крупнейших научных и университетских центров России. В Казани успешно функционируют Академия наук Республики Татарстан, целый ряд академических и научно-исследовательских институтов, значительное число государственных и негосударственных университетов. В число ведущих университетов Казани входят: Казанский (Приволжский) федеральный университет (КФУ) и два университета, имеющих статус национальных исследовательских университетов – Казанский национальный исследовательский технологический университет (КНИТУ) и Казанский национальный исследовательский технический университет им. А. Н. Туполева (КНИТУ им. А. Н. Туполева). Следует отметить, что КФУ – старейший после Московского непрерывно существующий университет России. Он включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Можно констатировать, что в российском образовании сложилась и продолжает развиваться сеть федеральных университетов и сеть национальных исследовательских университетов, а также соответствующие им системы государственного финансирования. Безусловно, общепризнано, что ведущим университетом России является Московский государственный университет (МГУ) им. М.В. Ломоносова и его можно считать эталоном, к которому должны стремиться другие российские университеты. Таким образом, использование РИНЦ для мониторинга публикационной и издательской активности МГУ им. М.В. Ломоносова, КФУ, КНИТУ им. А. Н. Туполева и КНИТУ позволит, в некоторой степени, ответить на поставленный ранее 2-й вопрос: можно ли использовать РИНЦ для оценки качества работы отдельных ученых и научных организаций в настоящее время?

На рисунке 8 приведен пример отчета, формируемого РИНЦ, содержащий информацию о публикационной активности ведущего российского университета - МГУ им. М.В. Ломоносова (март 2012 г.).

 

Рис. 8 Отчет РИНЦ о публикационной активности ведущего российского университета - МГУ им. М.В. Ломоносова (март 2012г.)

 

Аналогичные отчеты можно получить и по другим анализируемым университетам. В приведенной ниже таблице приведены значения основных параметров, формируемых в РИНЦ характеризующих публикационную активность этих университетов.

 

Табл. 1 Сравнительный анализ публикационной активности

анализируемых университетов (март 2012г.)

 

Показатели

МГУ им. М.В.Ломоносова

КФУ

КНИТУ им. А.Н.Туполева

КНИТУ

Общее число публикаций организации в РИНЦ

42240

10366

5627

4594

Суммарное число цитирований публикаций организации

56197

15559

2344

3577

Число авторов

7387

2034

778

709

Индекс Хирша

61

44

13

20

Позиция в рейтинге российских научно-исследовательских организаций

36

60

216

134

Общее число публикаций за 5 лет

21768

5748

3420

2328

Число публикаций в зарубежных журналах

1105(5,1%)

405(70%)

21(0,6%)

103(4,4%)

Число публикаций в российских журналах

16585(76,2%)

4005(69,7%)

3006(87,9%)

1695(72,8%)

Число публикаций в российских журналах из перечня ВАК

12022(55,2%)

3330(57,9%)

2433(71,1%)

1308(56,2%)

Число публикаций в российских переводных журналах

7494(34,4%)

1029(17,9%)

440(12,9%)

681(29,3%)

Число публикаций в журналах с импакт-фактором >0

14391(66,1%)

3697(64,3%)

2434(71,2%)

1559(67,0%)

Число публикаций, процитированных хотя бы один раз

4358(20,0%)

916(15,9%)

325(9,5%)

443(19,0%)

Число публикаций, выполненных в сотрудничестве с другими организациями

6666(30,6%)

1716(29,9%)

782(22,9%)

724(31,1%)

Число публикаций с участием зарубежных авторов

1273(5,8%)

373(6,5%)

21(0,6%)

56(2,4%)

Число авторов

5172

1545

593

531

Число цитирований в РИНЦ

13793

2670

575

993

Средневзвешенный импакт-фактор журналов, в которых были опубликованы статьи

0,288

0,240

0,082

0,218

Среднее число публикаций в расчете на одного автора

4,21

3,72

5,77

4,38

Среднее число цитирований в расчете на одну публикацию

0,63

0,46

0,17

0,43

Число самоцитирований (из публикаций этой же организации)

3367(24,4%)

851(39,9%)

380(66,1%)

329(33,1%)

 

Экспресс-анализ табл. 1 позволяет сделать следующие выводы. МГУ им. М.В. Ломоносова по абсолютным значениям всех приведенных параметров существенно превосходит любой из казанских университетов, а по значению такого параметра как “Общее число публикаций организации в РИНЦ” превосходит даже суммарное значение этого параметра у всех трех анализируемых казанских университетов. Это ожидаемый, во многом, предсказуемый результат, то есть использование РИНЦ в таких ситуациях оправдано и полезно – оно наглядно демонстрирует сложившийся разрыв между МГУ им. М.В. Ломоносова с любым из ведущих казанских университетов. В то же время, несколько неожиданным выглядит отставание МГУ им. М.В. Ломоносова от КНИТУ им. А. Н. Туполева по значению параметра “Среднее число публикаций в расчете на одного автора”(4,21 по сравнению с 5,77). Также мало ожидаемым является отставание МГУ им. М.В. Ломоносова от анализируемых казанских университетов по ряду других параметров, если рассматривать их значения в процентном отношении, например: “Число публикаций в российских журналах из перечня ВАК” (55,2%(МГУ) по сравнению c: 57,9%(КФУ), 71,1% (КНИТУ им. А. Н. Туполева), 56,2%(КНИТУ)); “Число публикаций в журналах с импакт-фактором >0” (66,1%(МГУ) по сравнению с: 71,2%(КНИТУ им. А. Н. Туполева), и 67,% (КНИТУ)). В описанных ситуациях требуется проводить более глубокий анализ, основанный на достоверных данных, то есть требование к достоверности информации, формируемой РИНЦ, существенно возрастает.

Из сравнения (табл. 1) двух национальных исследовательских университетов Казани: КНИТУ и КНИТУ им. А. Н. Туполева следует, что по ряду параметров КНИТУ опережает КНИТУ им. А. Н. Туполева, а по ряду параметров - отстает. В этой ситуации, когда потенциалы университетов близки, проблема достоверности информации, формируемой РИНЦ, стоит особенно остро. К сожалению, РИНЦ не отвечает предъявляемым требованиям. Приводимый ниже пример это демонстрирует. На вкладке ”АНАЛИЗ ПУБЛИКАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ” (пример на рисунке 8) можно перейти к статистическим отчетам, в частности, к отчету “Авторы и соавторы публикаций” (рисунок 9).

 

Рис .9 Статистические отчеты на вкладке ”АНАЛИЗ ПУБЛИКАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ”

 

На рисунке 10 представлены наиболее активные авторы КНИТУ им. А. Н. Туполева (по версии РИНЦ). Однако, достоверно известно, что профессора: Абдуллин И.Ш., Дресвянников А.Ф., Сопин В.Ф., Дьяконов Г.С., Михайлов О.В. являются сотрудниками КНИТУ. При этом можно заметить, что Дьяконов Г.С. – ректор КНИТУ, а Абдуллин И.Ш. – проректор по научной работе КНИТУ.

 

Рис. 10 Авторы и соавторы КНИТУ им. А. Н. Туполева (март 2012г.)

 

На рисунке11 представлены наиболее активные авторы КНИТУ (по версии РИНЦ). В приведенном списке мы видим тех же профессоров: Михайлов О.В., Абдуллин И.Ш., Дьяконов Г.С., Дресвянников А.Ф., но уже с другими количествами статей.

Рис. 11 Авторы и соавторы КНИТУ (март 2012г.)

 

Комментировать приведенные статистические отчеты, сформированные РИНЦ, крайне проблематично. В этих условиях, ответ на поставленный ранее 2-й вопрос: “можно ли использовать РИНЦ для оценки качества работы отдельных ученых и научных организаций в настоящее время?” едва ли может быть положительным.

Наряду с публикационной активностью университетов, в создании “экономики, основанной на знаниях” существенную роль играет их издательская активность. В таблице 2 приведены данные, сформированные РИНЦ, об издательской активности анализируемых университетов. В ячейках строки таблицы ”Число издаваемых журналов” в круглых скобках указывается число издаваемых журналов, имеющих ненулевое количество статей в НЭБ.

 

Табл. 2 Сравнительный анализ издательской активности

анализируемых университетов (март 2012г.)

 

Показатели

Издательство МГУ им. М.В. Ломоносова

Издательство КФУ

Издательство КНИТУ им. А.Н.Туполева

Издательство КНИТУ

Число изданных статей

8779

3709

1817

3607

Число цитирований этих статей

14343

3255

935

725

Число издаваемых журналов

39(27)

16(6)

5(2)

3(2)

 

Приведенные в таблице 2 данные создают основу для аргументированного перераспределения бюджетных средств (финансовых ресурсов), направленных на формирование “экономики, основанной на знаниях”. При этом, конечно должно учитываться находится ли издаваемый журнал в свободном (бесплатном) доступе в НЭБ. Ожидалось, что национальные исследовательские университеты, призванные генерировать новые знания и активно формировать единое, информационно – открытое, научно-образовательное пространство, будут демонстрировать более высокую издательскую активность. К сожалению, в случае с КНИТУ им. А. Н. Туполева и КНИТУ это ожидание не оправдалось. Достаточно скромно, в сравнении с МГУ им. М.В. Ломоносова, выглядит издательская активность КФУ, несмотря на то, что в его состав вошло несколько университетов.

Проблемы оценки качества научного журнала, взаимодействия между автором и издателем научного журнала [8,9] и создания конкурентной среды в сфере услуг образования [10] тесно связаны с вопросами, поднятыми в изложенной статье, и направлены на ускорение построения в России  “экономики, основанной на знаниях”.

Заключение

Построение в России “экономики, основанной на знаниях” представляет собой сложный, многофакторный процесс. Рассмотрены различные аспекты этого процесса, связанные, прежде всего, с публикационной и издательской активностью университетов, имеющих различный статус, на примере Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Казанского (Приволжского) федерального университета, Казанского национального исследовательского технического университета им. А. Н. Туполева и Казанского национального исследовательского технологического университета. В качестве инструмента, позволяющего осуществлять оценку результативности и эффективности указанной активности, использовался РИНЦ. Наглядно продемонстрировано, что достоверность информации, формируемой РИНЦ, еще недостаточна, чтобы выставляемая оценка действительно была бы объективной. Указывается, что для обеспечения  достоверности информации, формируемой РИНЦ, необходима интеграция усилий издателей и редакций научных журналов с разработчиками РИНЦ. Отсутствие необходимой мотивации у издателей и редакций научных журналов в обеспечении достоверности указанной информации, а также отсутствие соответствующего контроля со стороны Минобрнауки и ВАК не позволяют эффективно решить эту проблему в сжатые сроки. Отмечается, что издательская активность проанализированных казанских университетов не полностью соответствует их высокому статусу в российской системе образования. Ускорение построения в России  “экономики, основанной на знаниях” во многом зависит от темпов формирования конкурентной среды в российской системе образования, достоверно учитывающей публикационную и издательскую активность входящих в нее университетов.

Литература

1. Киршин И.А., Вашурина Е.В., Овчинников М.Н. Роль федеральных университетов в развитии и реализации интеллектуального потенциала страны и региона // Международный электронный журнал "Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)". – 2010. – V.13. – № 3. – C. 456 – 470 // URL: http://ifets.ieee.org/russian/periodical/journal.html (дата обращения 01.04.2011).

2. Березкина Н.Ю., Хренова Г.С. Использование баз данных «Web of Science» для оценки результатов научной деятельности в Республике Беларусь // Международный электронный журнал "Образовательные технологии и общество (Educational Technology & Society)". – 2010. – V.13. – № 3. – C. 311 – 316 // URL: http://ifets.ieee.org/russian/periodical/journal.html (дата обращения 01.04.2011).

3. Галеев И.Х. Информационно-образовательное пространство России и «перечень» журналов // Высшее образование в России. – 2009. – № 10. – С. 15 – 23.

4. Каленов Н.Е., Селюцкая О.В. Некоторые оценки качества Российского индекса научного цитирования на примере журнала «Информационные ресурсы России» // Информационные ресурсы России.- 2010.- № 6. - С. 2-13.

5. Каленов Н.Е., Селюцкая О.В. О Российском индексе цитирования // Новые технологии  в информационно-библиотечном обеспечении научных исследований. Сб. науч. тр./ отв. ред. П.П. Трескова; сост. О.А. Оганова. Екатеринбург, 2010.- С. 200-217.

6. Галеев И.Х. Мониторинг функционирования и развития НЭБ // Тр. 17-й Всеросс. науч.-метод. конференции Телематика’2010. С.-Петербург, 21-24 июня 2010 г. – 2010. – Том 1. – С. 41 – 44.

7. Галеев И.Х. Новые аспекты в оценке научной и образовательной деятельности // Проблемы техники и технологий телекоммуникаций ПТиТ-2011: Материалы XII Международной научно-технической конференции. Оптические технологии в телекоммуникациях ОТТ-2011: Материалы IX Международной научно-технической конференции, Казань, 21 - 24 ноября 2011 года. Казань: Изд-во Казан. гос. техн. ун-та, 2011.- С.517 - 518.

8. Котляров И.Д. Обеспечение качества научного журнала: проблемы и методы // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. – 2010. - № 2. - С. 6-14.

9. Котляров И.Д. Изменение механизма взаимодействия между автором и издателем научного журнала // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. – 2011. - № 2. - С. 6-9.

10. Зимин В.А. Создание подкомитета по рейтинговому мониторингу конкурентной среды в сфере услуг образования – тренд в системе развития конкуренции. // Пресс-служба. – 2012. - № 2. - С. 65-76.