Циркуляция социального знания и информации:

от традиционной книги к версии 2.0

 

О. В. Сергеева

доцент, к. соц. н., кафедра социологии,

Волгоградский государственный университет,

пр-т Университетский, 100, г. Волгоград, (8442) 405599,

sergeyeva.olga@mail.ru

Аннотация

Автор анализирует способы трансляции знания и информации, ставшие возможными благодаря новым медиа. Для понимания таких явлений, как блоги и вики рассматриваются структурные характеристики текстов, генерируемых компьютером. Проводятся сравнения между гипертекстами, кибертекстами и традиционными книгами.

This article develops the debate about the historical impact of new communication technologies. The study examines the structural aspects of texts and works, and deals with storage, presentation and reproduction of works. Moreover, the structure of works and texts, as well as the navigation related to these structures, are discussed. The innovations associated with blogs and wikis are important in themselves, and the process of creative collaboration they represent is becoming central to technological progress in general.

Ключевые слова

гипертекст, кибертекст, блоги, вики, печатная книга

hypertext, cybertext, blogs, wikis, print book

Введение

По истории средств коммуникации можно заметить, какую большую долю исторического времени занимает развитие различных медиа, действующих по принципу «один-ко-многим». Эти медиа - например, печатный пресс, радио и телевидение - способны поддерживать централизованные и формализованные организации. Функционирующие по принципу «один-ко-многим» средства коммуникации проникают в частную сферу людей с сообщениями, произведенными какими-либо социальными институтами, которые обычно вынесены за пределы ежедневной жизни людей. Появившиеся цифровые технологии вызвали новации своими качествами, замедляя или даже изменяя сложившуюся ранее тенденцию централизованного, аксиального распространения знания и информации. Например, сеть компьютеров, Интернет, дает возможность людям (можно сказать «просто людям», «человеку из масс») участвовать в любом виде двустороннего или многостороннего взаимодействия с публикацией личных сообщений во всемирном масштабе.

Каким образом циркулирует социальное знание и информация в эпоху новых медиа, можно проанализировать на примере блогов и вики, ставших воплощением коммуникативной интерактивности и персонализации. Цель настоящей статьи – рассмотрение изменившихся принципов организации содержания текстов в новых медиа и связанных с этим социальных последствий. Работа имеет теоретический характер, излагаемые идеи развивают актуальное исследовательское направление – социологию текстов. Это направление акцентирует видение истории коммуникации как истории социальных связей, а категория «текст» вводит в круг изучения взаимосвязь между физическими особенностями разных медиа и социальными взаимодействиями.

Блоги и вики как тексты представляют собой явления, обозначаемые понятиями «гипертекст» и «кибертекст». При всей их звуковой схожести эти понятия, «гипер-» и «кибер-», как я полагаю, стоит различать. Характеристики гипер- и кибертекстов по сравнению с традиционными линейными, представленными в печатных книгах, можно обозначить, изучая практику становления текстов новых медиа.

Происхождение гипер- и кибертекстов

Концепция гипертекста связана с поисками такого формата для хранения и представления идей, который приближался бы к принципу работы человеческого мозга. Процесс мышления строится на ассоциациях, следовательно, фиксация мыслей в текстовом формате должна структурироваться согласно тем же самым принципам. Идеи о пределах выразительных возможностей традиционных текстов, запечатленных на бумаге, начали высказываться с середины XX века. Американский философ и теоретик в сфере информационных технологий Т. Нельсон в 1965 году провозгласил, что система книги не позволяет гибко приспосабливаться к интересам специфического читателя, однако система с компьютерно-управляемым дисплеем и ассоциированными множествами памяти создает новую удобную среду, позволяющую читателю находить его уровень, удовлетворять его вкус. Согласно утверждению Т. Нельсона термин «гипертекст» был изобретен уже в 1963 году, двумя годами раньше, чем это слово впервые появилось в печати. Концепция гипертекста излагалась Т. Нельсоном на конференции, состоявшейся в августе 1965 года, и была опубликована в итоговых материалах. В формировании концепции гипертекста фундаментальную роль сыграла идея Т. Нельсона о том, что ход размышления человека является нелинейным. «Мы думаем гипертекстуально, мы говорим гипертекстуально, так почему же мы не пишем гипертекстуально? Традиционное письмо подобно процессу преобразования дерева мыслей в их частокол» - таковы основные доводы Т. Нельсона в поддержку нового для середины XX века вида записи информации [7, 205].

В 60-е гг., давая определение гипертекста, Т. Нельсон подчеркивал, что гипертекст – это совокупность связанного материала, который почти невозможно хранить и представлять на бумаге, оптимальной и естественной средой для гипертекста является компьютер. Однако, в работе «Литературные механизмы», изданной в 1981 году, это определение им было несколько пересмотрено и изменено, поскольку Т. Нельсон явно включил туда также и печатные тексты, констатировав: «Под гипертекстом я просто подразумеваю произведение, содержание которого представлено в неупорядоченной нелинейной последовательности» [7, 207].

Вслед за Т. Нельсоном целый ряд исследователей приступили к техническому воплощению гипертекста. Инженер-информатик Дуглас Энгельбарт, глава Исследовательского центра роста в Сан-Франциско, был очарован способами, которыми вычислительная технология могла использоваться для усиления человеческого интеллекта. В результате его работа также послужила развитию концепции гипертекста и гипермедиа. Воплощая свои идеи на практике, Д. Энгельбарт соединил в виртуальное сетевое сообщество весь персонал организации, где он работал. В 1968 году Д. Энгельбарт на конференции специалистов по компьютерным технологиям организовал демонстрацию своей работы, что было не менее замечательно по воспоминаниям очевидцев, чем то, как если бы этот ученый посадил НЛО на лужайке Белого дома.

На той конференции Д. Энгельбарт представил устройство “oNLine System” (NLS), на платформе которого действовал интерактивный журнал, сохраняющий более чем 100 тыс. статей, сообщений, записок, связанных перекрестными ссылками, все из которых были доступны через связи гипертекста. Его выступление включало также «живую» видеоконференцию с сотрудниками, находящимися в лаборатории на расстоянии 30 миль. Прошедшая демонстрация впервые показала, что компьютерная технология может быть интерактивной.

Однако стремления Д. Энгельбарта были далеки от простой разработки интерактивного инструмента для человеческого труда или развлечения. В его работе ключевую роль играли идеи о том, каким образом действует человеческое сознание, строящееся не по строго линейному принципу, а как сеть мыслей. Используя сетевой принцип строения гипертекста, он теоретизировал о том, что может сделать интеллект людей более эффективным, и пытался создать метод совместного распределения знания. Название его книги 1962 года, в которой изложены основы NLS, определяет логику видения Энгельбарта: книга называлась «Усиление интеллекта человека: обоснование концепции». Идеи Д. Энгельбарта опережали свое время, и даже сегодня его вклад обычно широко не известен.

Молодой программист, неизвестный никому вне пределов CERN (Centre Européen pour la Recherche Nucléaire, швейцарской лаборатории ядерной физики), независимо от ранее сделанных другими исследователями разработок повторно изобрел гипертекст. Это был англичанин Тим Бернерс-Ли, именно он, в конечном счете, создал «всемирную паутину». Он написал в своей книге «Сплетая сеть», что когда он приступал к работе в 1980 году по программе, названной им «Enquire» (сокращение от Enquire Within Upon Everything), он был смутно знаком с работой Т. Нельсона, и не знал идей Д. Энгельбарта. Задача «Enquire» состояла в том, чтобы решить немалые проблемы координации данных CERN'а. Лаборатория имела огромный массив информации по большому количеству исследований, сохраненных на множестве компьютеров и во множестве форматов. Проектируемый Т. Бернерсом-Ли «Enquire» должен был стать ключом решения этой проблемы. «Enquire» работал по принципу карты, сводящей в единую систему все сведения: страницы в системе напоминали перечень, и единственный способ создать новые страницы состоял в том, чтобы связаться с уже существующими. «Enquire» имел два вида гиперсвязей: «внутренние» – соединяли данные между страницами в отдельном файле, и «внешние» – соединяли различные файлы. Это мало чем отличалось от сети, разработанной Т. Бернерсом-Ли позже.

Когда Т. Бернерс-Ли начал свою работу, гипертекст использовался главным образом в пределах программ и баз данных, открывая читателям переход от одной части базы данных к информации, сохраненной в другой части. Инновация Т. Бернерса-Ли, имевшего опыт администратора компьютерной сети, состояла в том, что гипертекст стал соединять данные компьютеров «во внешнем мире» за пределами организации. Это было важно в CERN’е, где связывались компьютеры в различных зданиях и в некоторых отдаленных местах. Найденное Т. Бернерсом-Ли решение не заставляло несовместимые машины соответствовать единственному стандарту, но оно синхронизировало хранящиеся данные. Синхронизация достигалась созданием HTTP, компьютерного языка, который сделал возможным работу в широких сетях, как это делает сегодня Интернет.

Когда в 1992 году World Wide Web, «Всемирная паутина», была предана гласности, концепция соединения всего со всем через гипертекст, когда-то предложенная Т. Нельсоном, была осознана и понята в полной мере. После того, как в начале 1993 года был выпущен мозаичный браузер (то есть программа для просмотра веб-страниц), гипертекст часто стали называть наиболее революционной новой формой технологии коммуникации начиная с появления телевидения - и возможно наиболее существенной - начиная с изобретения печати И. Гутенбергом, поскольку произошла демократизация и чтения, и письма. Возникнув, сеть продолжает расти, и, кроме того, гипертекст развивается в других интерактивных медиа, например, в электронных книгах (e-book), видео играх и интерактивном телевидении.

В итоге благодаря развитию компьютерных технологий и обоснованию логики нелинейного текста оформился гипертекстовый формат, то есть такая организация пространства содержания, которая предполагает любую, зависящую от читателя, последовательность связи элементов текста. И если процесс мышления есть сложное единство инсайтов, то и гипертекст воспроизводится как сеть смысловых элементов, отражающих движение мысли или ассоциативных озарений человека. Цифровые системы для информационного хранения и редактирования, обычно известные как базы данных, показали новые пути использования текстового материала. В созданной компьютерной базе данных «поверхность чтения» была отделена от сохраненной информации. Такая конструкция разделила «непосредственно текст» на два независимых технологических уровня: интерфейс и носитель данных. Социальное значение данного изобретения состояло в том, что массивы данных могли просматриваться, изучаться и обновляться несколькими людьми сразу из различных мест на земном шаре. Оформились действия, которые значительно изменили практики, называемые нами «чтение» и «письмо».

Итак, в середине XX столетия с изобретением компьютеров стало понятно, что появилась новая технология работы с текстом, потенциально более гибкая, чем любая предшествующая среда, что вызвало всплеск исследований тех изменений, которые начали происходить в человеческом восприятии информации. Дж. Ландау и П. Дэлани в работе 1991 года «Гипертекст, гипермедиа и исследования литературы: состояние гуманитарной науки» [8] наметили глубокие сдвиги в отношениях между читателями и авторами, между аудиторией и создателями текстов. Автор традиционно был полностью ответственен, предлагая читателю последовательность развития сюжета, а гипертекст дает в руки читателя гораздо большие возможности контроля над текстом. Эти новые возможности стали поводом для авторских экспериментов. Например, оформилось направление, так называемой, дигитальной литературы, один из представителей которой, М. Джойс, написал новеллу «Полдень» в виде блоков электронного текста, предлагая читателю выбрать связи между отрывками, чтобы составить их в любом желательном порядке. В такой ситуации читающий берет на себя ответственность за конечный результат произведения, а автор лишь создает структуру истории. Гипертекст, раздвигая рамки книги, объединяющей последовательно пронумерованные страницы, изменяет принятые ранее идеи авторства, авторского права и творчества. Производимые этим эффекты в рамках культуры и технологии культурной памяти столь же важны, как и те, что когда-то происходили благодаря распространению письменности и книгопечатания.

Принимая во внимание, что гипертекст на CD-ROM все-таки ограничивает читательские желания – куда читатель может «пойти», Интернет, как массивный набор баз данных мультимедиа информации, приглашает читателя на «сетевой серфинг». Ссылки в онлайновых текстах постоянно призывают читателя переместиться на другую страницу. Кроме того, вебсайты появляются и исчезают ежедневно, и обновленные файлы заменяют существовавшие до них часто без сохранения предыдущей информации. Динамичное пространство, в которое мы входим благодаря компьютеру, называют киберпространством или кибертекстом. Так, если «гипер» означает «сверхтекст» или пространство содержания без границ, могущее расширяться и соединять сколь угодно большое количество отдельных компонентов информации, то «кибер» (или «cyber») отражает новые возможности управления и конструирования содержания текста всеми читателями-пользователями, а не только автором. Слово «кибер» - нечто искусственное, генерируемое «умной машиной» - пришло в современный словарь со словом «кибернетика». Кибернетическая теория сосредоточена на исследовании искусственного интеллекта и на коммуникации между людьми и компьютерами. Именно этот интерес к отношениям людей и компьютеров привел к созданию производных слов от «кибернетики». Вероятно, наиболее известные – «киборг» и «киберпространство», другие слова формировались посредством комбинации корня «кибер» с привычными словами. В полученных неологизмах смысл регулирования и управления, содержащийся в слове «кибернетика», исчезает, а на первом плане оказываются различные типы установленных компьютером социальных отношений. Так, понятие «киберпространство» относится к Интернету как к среде, генерируемой при помощи компьютеров. Термин был придуман автором-фантастом В. Гибсоном для описания мира будущего, в котором люди смогут погружать себя в графически созданный мир. Киберпространство в значении интернет-пространство привело к целой череде слов, относящихся к действиям, которые люди производят в Интернете (например, кибердемократия, киберкультура, кибертекст). Кибертекст изменяет стандарты и ритмы чтения, но также подрывает власть и полномочия автора и устойчивость/неподвижность текста.

Среди ученых, анализирующих феномен кибертекста, выделяется, например, норвежский исследователь Э. Аарсет, который вводит термин «эрго-текст» [3] или «ergodic», для того чтобы описать текст, части которого воспроизводятся для обращающегося к ним человека благодаря активным усилиям самого человека. Э. Аарсет проводит различие между эрго- и неэрголитературой, считая, что компьютерная революция дала жизнь ненарративной литературе, к которой относятся и компьютерные игры. В эрго-литературе читатель должен постоянно участвовать и создавать траекторию движения по тексту, выбирая между различными альтернативами. Другими словами, человеку нужно постоянно работать с текстом («эрго» – работа). По поводу читательской работы можно возразить, что читающий роман Л. Толстого «Война и мир» также прилагает усилия, но в эрго-литературе реализуется работа другого рода: обращение к эрго-текстам связано с действиями читателя в развитии логики произведения.

Например, в эрго-литературе читатель должен выбрать, в каком направлении идти, с кем из нападающих сражаться, кого из действующих лиц активировать и т.п. В традиционных книгах читатель может выбирать, какую главу книги читать в первую очередь или, стоит ли перейти от данной страницы к странице с примечаниями. Выбор есть, но он не изменяет концепции произведения, и, напротив, в эрго-тексте усилия читателя имеют далеко идущие последствия - могут, помимо прочего, привести к быстрой смерти героя. «Чтение сноски» в эрго-литературе изменяет развитие сюжета, чего нет в традиционных текстовых форматах.

Возможно, лучший пример древнего прообраза современного кибертекста – «Книга перемен», известное произведение китайской пророческой мудрости, пришедшее к нам из эпохи династии Чжоу (1122-770 до н.э). «Книга перемен» составлена из шестидесяти четырех символов или гексаграмм, являющихся двойными комбинациями ровных и ломаных линий. Гексаграмма включает главный текст и шесть маленьких, по одному для каждой линии. Манипулируя, можно соединять тексты двух гексаграмм, производя один из 4,096 возможных текстов. Полученное высказывание содержит ответ на вопрос, который читатель-пользователь записал заранее (например, «сколько риса я должен посеять в этом году?»). Система Книги Перемен вдохновила Г. В. фон Лейбница, создавшего бинарную математику, используемую сегодняшними цифровыми компьютерами.

Намного более простыми примерами нелинейных текстов, которые требуют от читателя усилий по «сборке» составляющих их частей, являются некоторые из «каллиграмм» начала XX века поэта Г. Аполлинера. Слова этих поэм распространяются в нескольких направлениях, формируя на странице для читателя картину без ясной последовательности строчек. Еще один пример – пьеса 1936 года «Ночь 16 января» американской писательницы русского происхождения A. Рэнд [13] строится как судебное заседание, где члены суда выбираются из зрителей. Пьеса имеет разные окончания в зависимости от приговора суда. В начале 1960-х гг. французский писатель М. Сапорта опубликовал «Композицию номер 1», роман со страницами подобными колоде карт, которые можно перетасовывать и читать в любой последовательности. Произведение создано таким способом, что любая комбинация пластична и открыта для изменений.

Довольно известный пример по созданию активных текстов принадлежит французскому поэту Р. Кьюини с его работой «Сто тысяч миллиардов поэм» [12], которая является «механической» книгой, продуцирующей сонеты: 10 ромбов и 14 линий способны к созданию 1014 сонетов. В последние десятилетия несколько романов были идентифицированы как эрго-литература: особо можно отметь творчество М. Павича («Пейзаж, нарисованный чаем» 1990 года и др.). Разнообразие конструкций, используемых в этих текстах, и изобретательность авторов демонстрируют то, как бумага может сохранять и транслировать тексты, построенные по принципу эрго-литературы.

С точки зрения возможностей интерактивного участия эрго-тексты разнообразны, и американский автор М. Джойс предлагает различать «разведывательный кибертекст» и «конструктивный кибертекст». Разведывательный кибертекст – широко распространенный формат, позволяющей пользователю «разведывать» путь в массиве информации, исходя из своих интересов. Понятие «конструктивный кибертекст» относится к таким пространствам содержания, в рамках которых пользователь может самостоятельно создавать или изменять объекты. При сравнении уровня интерактивности разведывательного и конструктивного текстов можно заметить: первый вовлекает читателя в создание «пути» чтения текста, второй – в создание новых деталей текста.

Обобщая историю информационных изобретений, подчеркну важность разделения понятий «гипертекст» и «кибертекст». Термин «гипертекст» появился гораздо раньше, он отражает эксперименты с нелинейным структурированием содержания произведений. Идея интертекстуальности, взаимоприсутствия нескольких текстов стала одной из интеллектуальных находок социальной теории эпохи лингвистического поворота. К сегодняшнему дню сложилась авторитетная традиция изучения гипертекста, освещение которой находится за пределами задач, решаемых в данной статье. В настоящей работе показывается, как техническая история новых медиа стимулировала рождение еще одного актуального концепта – понятия «кибертекст». Кибертекст, как я полагаю, неразрывно связан с появлением Интернета и персональным опытом любого человека «входить в содержание» произведения. Такими киберпроизведениями могут быть персональные страницы в социальных сетях, онлайновые компьютерные игры, блоги. Если гипертекст осмыслялся как явление ситуации постмодерна, то кибертекст соответствует состоянию общества и культуры, которое можно назвать «постпост-». Постпостсоциальность впитала многие тенденции конца модерна, но вместе с тем отличается стабилизационным сознанием. На смену игровому отношению к действительности приходит понимание вездесущности социальных правил, действующих, в том числе, и в киберпространстве.

Блоги и вики как воплощение интерактивности

Появление электронной сети в широком общественном пользовании сопровождалось восторженными предсказаниями, что эта технология сделает каждого самостоятельным издателем, со способностью передавать свои мысли по любой теме, разделять свои творческие идеи о том, что волнует в ежедневной жизни. В то время как некоторые ранние пользователи сети действительно осуществили такие возможности, данный прогноз полностью никогда не был реализован. Управление вебсайтом и поддержание его в рабочем состоянии – трудная работа, так что профессиональные проектировщики сайтов и IT-менеджеры вскоре сменили восторженных любителей, работавших на ранней стадии электронной сети. Однако в течение нескольких последних лет первоначальное видение сети как места всеобщего авторства стало актуальным вновь благодаря таким событиям как блоги (blogs) и вики (wikis). Диапазон мнений о значении этих событий чрезвычайно широк: от представления «триумфаторов», что блоги и вики скоро заменят господствующие средства информации до презрительных высказываний, выраженных в таких афоризмах как «ворчание есть такая же критика фильма, как блоггинг – журналистика». Более сбалансированное мнение о блогах высказывает, например, австралийский исследователь Дж. Кьюггин доказывая, что блоги и вики действительно имеют важное значение, но больше как инновативные способы действия, чем как прямая замена существующих средств информации. Этот новый способ окрестили «творческие палаты общин», где существенны оба элемента названия - и «творческий», и «палата общин» [11, 482].

Новизна «творческой палаты общин» вызвана набором мотивов участников (желание выделиться, потребность самовыражения, альтруизм и явное удовольствие), которые в широком смысле можно классифицировать как творческие, а не прагматические, денежные или организационные. Результатом действия этого новшества становится объединение, к которому пользователи могут свободно обращаться и пополнять своими собственными вкладами.

Блог – это персональная вебстраница, использующая программное обеспечение, которое автоматически помещает новые обращения («посты») наверху страницы, и перемещает старые обращения в архив после указанного времени, или когда число постов становится слишком большим для удобного просмотра. С малозаметного явления в конце 1990-х блоггинг (практика ведения блога) быстро вырос и непрерывно продолжает расти. Показания деятельности блогов (статистика) обеспечивается Технорати (Technorati), службой, которая контролирует связи между блогами. Именно связи, а не денежно-кредитные потоки являются главной «валютой» блогов. В сентябре 2003 года Технорати утверждала, что действует почти 4 миллиона блогов с более чем половиной миллиарда связей. К октябрю 2005 года число выросло до 21 миллиона, хотя увеличилась и доля сплогов («splogs»), поддельных или «спам-блогов», создаваемых автоматически компьютерными программами и предназначенных исключительно для привлечения рекламных объявлений от фирм типа Google. Оценка блогосферы в 2009 году – 100 миллионов блогов, но количество «раздуто» различными онлайновыми сообществами, которые автоматически создают дневники для новых участников [18]. Блоги обслуживают много целей: от онлайновых личных записок до установления связей с широкой публикой и единомышленниками. Блоггеры, привлекающие наибольший общественный интерес, вовлечены в политические и культурные дебаты.

Наиболее важными характеристиками блогов считается то, что блоги предоставляют читателям средства для размещения комментариев относительно индивидуальных сообщений (постов), тем самым сообщения оперативно связываются с критикой, похвалой или просто со ссылкой на интересную статью похожей тематики. Большинство блоггеров также располагает себя в пределах большего сообщества через устройство блогролл (blogroll), то есть через список постоянных связей с другими блогами, чье содержание может быть интересным для читателей.

Хотя блоги могут поддерживаться и отдельными людьми, и группами, содержание их типично индивидуально. То есть каждый пост написан отдельным автором. Стандарт программного обеспечения работы блогов не позволяет членам группы редактировать посты друг друга, это значит, что нет возможности писать один и тот же текст из разных мест двум авторам. Но вместе с этим программное обеспечение блогов включает, по умолчанию, цепочку комментариев, сопровождающих каждый пост. Можно сказать, что при отсутствии комментариев страница не является блогом в полном смысле этого слова. Как правило, каждый блог привлекает группу регулярных комментаторов, представляющих себя главным образом под псевдонимами, но с устойчивой идентичностью в пределах данной группы. Регулярные комментаторы выступают как соавторы, поэтому окончательный «продукт» состоит из поста и комментариев, воспринимаемых вместе.

В большинстве случаев сообщение в блоге, служит для того, чтобы начать публичную беседу, а не для коммуникации между автором читателем. Большинство посетителей блогов никогда не комментируют, и – таким образом – являются скорее зрителями, чем участниками. «Сидящие в засаде» – как иногда называют таких посетителей блогов.

Таким образом, вполне правомерно мнение о том, что распространение Интернета не привело к «смерти автора», по крайней мере, если говорить о специфике развития блогов. Однако роль автора в блогах в значительной степени отличается от роли автора традиционного текста. Блог - по крайней мере, в его полном масштабе с комментариями и «лентой» архива – является совместным производством.

По контрасту с блогами и большинством других вебсайтов вики разработаны и предназначены для того, чтобы облегчить редактирование одного текста максимальному количеству людей. Наиболее популярный пример вики – Википедия (Wikipedia) или онлайновая энциклопедия. Вики позволяет коллективное написание и редактирование документа (соавторство). Вики – это собрание страниц, которые обычно тесно связаны с помощью гиперссылок, и в действительности являются простой базой данных. Название восходит к Гавайскому слову «wiki wiki», что означает «живой» или «непринужденный» [11, 484].

Работа с вики нацелена на постоянную правку текста. Традиционный вики-ресурс позволяет редактирование страницы любому ее посетителю, для этого не требуется членства в какой-либо группе или даже регистрации. Однако, возможности вики все более и более используются закрытыми группами в правительстве, в корпорациях и образовательных средах. В то время как вики очень открыты, они предусматривают средства для проверки обоснованности недавних дополнений к тексту страницы. Наиболее известный способ, имеющийся почти в каждом вики, это «список недавних изменений», который показывает историю последних редакций, или список всех редакций, сделанных в пределах какого-либо периода.

Главные особенности вики можно проиллюстрировать на примере Википедии, взяв определение из текста самой онлайновой энциклопедии: «Википе́дия — свободная общедоступная многоязычная универсальная энциклопедия, поддерживаемая некоммерческой организацией «Фонд Викимедиа». Более 15 миллионов статей Википедии (на русском – 511 943) написаны совместно добровольцами со всего мира, и все эти статьи могут быть изменены любым посетителем сайта. Участников Википедии называют «википедистами» [15].

Начиная с момента своего возникновения, популярность Википедии устойчиво растет, и ее успех вызвал рождение нескольких «сестринских» проектов. Статьи из Википедии регулярно цитируются средствами массовой информации и учеными, которые вообще хвалят данный ресурс за его свободное распространение, редактирование и разнообразный диапазон охвата тем. В представлении материала редакторы нацелены на поддержание политики «нейтральной точки зрения», благодаря чему в статьях излагается несколько перспектив рассмотрения явления без попыток определить объективную правду. В то же время статус Википедии в качестве справочника подвергается сомнению со стороны критиков. Ее открытость, как считают критики, допускает вандализм, погрешность, несогласованность и неравное качество разных статей энциклопедии. Бывший редактор энциклопедии Британика саркастично сравнивает Википедию с входом в общественный туалет, он говорит: «Это место может быть явно непривлекательным, так, что посетитель знает, что должен действовать с большой осторожностью, или это место может казаться довольно чистым, так, что бдительность посетителя ослабевает при виде ложной безопасности. Но чего посетитель точно не знает – так это того, кто использовал данные удобства до него» [14, 118). Википедия критиковалась также за систематический уклон, возникающий из-за предпочтений консенсуса мнений участников перед рекомендациями профессионалов, и за недостаток ответственности и властных полномочий по сравнению с традиционными энциклопедиями.

Наиболее успешные вики объединяют и ядро активных пользователей, и большое количество случайных «вкладчиков». В отсутствии этих условий вики-ресурс имеет тенденцию работать плохо. В результате число вики намного меньше, чем число блогов. Список вики на http://www.worldwidewiki.net/wiki/ имеет только приблизительно 1000 наименований, и также как и с блогами, многие из них «мертвы» (попытка обращения дает сообщение об ошибке) или их деятельность почти остановилась. Однако есть некоторые вики с ограниченным редактированием, например, вики университета Калгари [17], которые развиваются очень динамично и устойчиво.

По большому счету концепция авторства не приложима к функционированию вики. Типичный вики-текст представляет собой множество отдельных поправок, сделанных пользователями, которые действуют преимущественно под псевдонимами. Однако, новизну этой характеристики вики не стоит преувеличивать. Как правило, авторы традиционных энциклопедических статей также анонимны или идентифицированы только их инициалами, и при переиздании имеют место значительные изменения в составе авторов.

Более показателен тот факт, что анонимный характер вики создает очевидные проблемы для норм интеллектуальной собственности. Концепция интеллектуальной собственности базируется на представлении о том, что творческая работа по своей природе является результатом индивидуального усилия, крупномасштабное сотрудничество обычно имеет место в условиях «работы по найму». Растущее значение вики проблематично для политики, строящейся на понятии «сильная интеллектуальная собственность».

Блоги и вики вызывают устойчивый поток изменений. Очень хорошо видно, каким образом открытость этих средств информации стимулирует новации в содержании и стиле текстов. Это в свою очередь производит новые жанры письма, поскольку модели, основанные на существующих ранее средствах информации, оказываются неподходящими. Наконец, желание расширять новые медиа и решить проблемы, которые в связи с этим появляются, производит устойчивый спрос на разработку технические новшеств различных видов.

Сложно измерить объем и значение материала, размещенного в блогах различных видов. Технорати утверждает, что фиксировала примерно 800 тыс. и 900 тыс. новых постов, создаваемых каждый день, что связано с ростом объема данных на половину терабайта (500 гигабайтов) каждый день. Для сравнения отметим, что полное содержание Библиотеки Конгресса США, сохраняющей 28 млн. изданий, оценивается по объему между 5 и 20 терабайтами, что равно содержанию блогов, накапливающемуся за 10–40 дней [11, 485]. Конечно, большинство материала, занимающего место в блогах тривиально и эфемерно, но то же самое истинно для содержания Библиотеки Конгресса, если посмотреть, соблюдая пропорции объема двух сравниваемых «хранилищ» текстов.

Хотя различия между блогами и статичными веб-сайтами невелики, они принципиальны. Блоги сделали доступным для обычных людей без специальных навыков или капитала обширный диапазон возможностей по публикации материала любого рода. Простой способ, чтобы увидеть, как блоги формируют площадки для обсуждения самых разных тем, состоит в поиске в сети по любому слову, которое образовано с помощью дополнения «блоггинг» (например, фотоблоггинг и т.п.). Фактически блоги сегодня конкурентоспособны и в области политического анализа, и в других сферах, которые волнуют людей разных социальных групп. Для некоторых именно блоги – первичные источники информации.

Оценка содержательных инноваций, связанных с вики, проще, так как начатый в 2001 году проект Википедия, уже произвел энциклопедию, сопоставимую, и в некоторых отношениях превосходящую энциклопедию «Британика», доминировавшую до этого в течение долгого времени. Общее количество словарных статей Википедии больше. А периодически проводящиеся сравнения качества научных статей Википедии показало, что они незначительно уступают аналогичным в «Британике» [4].

Итак, блоги и вики сегодня – часть повседневной культуры. Описание их функционирования помогает зафиксировать социальные сдвиги, вызванные к жизни спецификой текстов новых медиа. В этом как раз и состоит предметная область социологии текстов – демонстрация того, как материальная форма текстов кардинально определяет их значение и социальные практики использования [9]. Новизна и актуальность социологии текстов по отношению к существующим лингвистическим и философским исследованиям новых медийных явлений состоит в обязательном рассмотрении практики бытования текстов. Поэтому в поле зрения социолога попадает не только блог, но и блоггинг, а также новые виды социального активизма, не только специфика текстов онлайновых энциклопедий, но и трансформация экспертного знания, появление неизвестных ранее рисков.

Гипер- и кибер- vs. традиционная книга: некоторые социологические выводы

Среди аналитиков есть те, кто считает, что корректней говорить о плавной эволюции способов фиксации данных к форме современных гипер- и кибертекстов. Американский исследователь информационных технологий Дж. О’Доннелл считает, что появление книг в форме кодекса уже предоставляло по сравнению с книгами-свитками возможность нелинейного доступа к материалу произведения. У читателя не было необходимости просматривать каждую страницу, чтобы быстро найти какой-либо отрывок, так как с изобретением книги-кодекса читатель пролистывал том книги, ориентируясь на нумерацию страниц и оглавление: «…Гиперсвязи между данными становятся доминирующими линиями движения. Но то, что есть теперь, было уже в средневековых книгах-кодексах. Пользователь двигался от одной рукописи к другой, и от таблицы содержания на первой странице книги Евангелия через различные пассажи Евангелия от одного к другому. Компьютер просто делает это на больших объемах информации и быстрее» [10, 62]. Кроме того, важно подчеркнуть, что различие между эрго- и неэрго-текстами может и не проходить по границе «печатная книга – компьютер».

Сравнивая компьютерные тексты с традиционными книжными и анализируя происходящие изменения, можно говорить о тенденции развеществления. Вопросы о материальных характеристиках традиционных письменно-печатных и новых электронных текстов не являются второстепенными. Что характерно для нашего жизненного опыта с текстами, которые мы воспринимаем всеми органами чувств?; как этот опыт изменяется с появлением компьютерной технологии? – объяснение этих явлений фиксирует драматические изменения в базах человеческой культуры «от атомов к битам» [5, 6]. И здесь вспоминается известная концепция «ауры» вещи В. Беньямина, которая применима и к текстам. Подобно всем предметам, печатные тексты имеют свою собственную ауру, включая физические деформации, которым отдельные экземпляры, возможно, подверглись с течением времени. Порванные страницы, помятый переплет, стертый шрифт или почерк, отпечатки пальцев, пятна и так далее – все это история рук, которые касались книг. Как последствие процессов развеществления в цифровую эпоху эта аура текстов разрушается. Тенденция развеществления проявляется и в изменяющейся функции рукописей и авторского опыта. Авторы перешли от карандаша и бумаги непосредственно к компьютерным рукописям без распечатки промежуточных проектов. И это является вызовом для практик института памяти – архивов, библиотек, музеев.

Другие привычные границы также стираются. Например, информация, которая сегодня аккумулируется, может составлять обширные базы данных, и здесь мы сталкиваемся с фундаментальным конфликтом интересов авторов. Это конфликт между свободой высказывать свое мнение и ответственностью за производство информации. Безграничная свобода компьютерных текстов - это мир, в котором все могут говорить, но потребность в качественном контроле информации заставляет вспомнить о мире, в котором есть полномочия таких людей, как редакторы. Дж. О’Доннелл пишет: «Мы вступили в то время, когда мы вдохновенно вспоминаем вещественность и устойчивость печатной информации, эта устойчивость кажется нам сегодня поколебленной. С одной стороны, я с тревогой цепляюсь за ценность устойчивости информации, но в то же самое время я нетерпеливо ожидаю гибкости и живучести новой информационной среды» [10, 63].

Перенося акцент на физический материал текстов, имеются в виду те поверхности, на которых сделаны надписи, но также – вопросы их создания и манипуляции ими. В прошлом практика письма всегда предполагала манипуляции с материалами, а цифровое письмо состоит только из пикселей на компьютерном экране. Нет никаких чернил, никакой бумаги (если мы не распечатываем текст), никакой ручки или карандаша. Отличия экранных и бумажных текстов значительны, не смотря на всю риторику организации работы с документами на компьютере, которая повторяет привычки письменно-печатной культуры (есть папки для бумаг, корзина для ненужных записей и т. п.). Сложные отношения бумажного и экранного проявились в своеобразной «иронии судьбы». Как пишет Ч. Гир: компьютерная технология, которая проектировалась в ожидании безбумажного будущего, вела к еще большему росту использования бумаги [6, 143].

Развитие компьютерных технологий как основы новых медиа не просто повлияло на печатную книгу, но и дало путь ее трансформации в гипертекстовый вариант электронной книги. Помимо этого революционного изменения тексты традиционных печатных книг получили сегодня возможность существовать в своем оцифрованном варианте. Такие книги аккумулируются в электронных библиотеках, появляющихся, разрастающихся и исчезающих гораздо более быстро, чем их существующие оффлайн аналоги. Происходит демократизация книги и рост «информационной массы», что выражается в увеличивающемся числе изданий и упрощении доступа к ним. Смещается перспектива, в свете которой мы смотрим теперь на книгу: образ книги как постоянной ценности, как стационарного источника знаний уступил место образу книжного потока. Главной формой бытования книги перестала быть библиотека, куда стремятся читатели. В трудах о книге пишут теперь больше о движении в другую сторону – о потоке изданий, доходящем до читателя [1, 24].

Всеобъемлющее положение печатной книги как средства коммуникации в современном обществе оспорено, и даже привычные пути создания книг могут быть полностью изменены новыми технологиями. Например, появилась практика издания книг «по требованию», когда индивидуальные копии книг изготавливаются, если в них возникает потребность, то есть когда потенциальный читатель подает запрос. Важность технологических событий в средствах информации не может игнорироваться, идея и идеал книги изменяются. По крайним оценкам аналитиков, печать, по-видимому, больше не будет определять организацию и представление знания, как это было в течение прошлых пяти столетий. В отличие от напечатанной книги, книга в сети не связана местом и временем. Скорее, она начинает развиваться как нечто подвижное в пределах экологии читателей, авторов и текстов. Актуальна идея Р. Шартье: «Книги, рукописные или печатные (а ныне электронные), самой своей физической формой определяют возможную апроприацию дискурсов. Дискурсы всегда материальны: они записаны на страницах книги, их произносит чей-то голос, их можно услышать со сцены; и каждая из этих форм подчиняется собственным правилам и ограничениям. …Процессы производства, распространения и чтения текстов неодинаковы в эпоху свитка, кодекса и компьютерного экрана. Порядок книг – это не надысторический инвариант» [2, 17].

Суммируя идеи статьи, выскажу ряд ключевых тезисов: во-первых, изменение способов циркуляции знания и информации целесообразно рассматривать как социальную проблему, социология текстов в данном случае дает объяснение процессам социального освоения текстов с различным материальным воплощением; во-вторых, история новых медиа заставляет задуматься над разработкой, уточнением понятий, прежде всего – над логикой употребления слов «гипертекст» и «кибертекст»; в-третьих, описание блогов и вики является иллюстрацией актуального сегодня «порядка книг».

Литература

1.       Червинский М. Система книги. – М.: Книга, 1981. – 128 c.

2.       Шартье Р. Письменная культура и общество. – М.: Новое издательство 2006. – 272 c.

3.       Aarseth E. Cybertext: Perspectives on Ergodic Literature. – Baltimore: The John Hopkins University Press, 1997. – 203 p.

4.       Bragues G. Wiki-philosophizing in a Marketplace of ideas: Evaluating Wikipedia’s entries on seven great mindes // MediaTropes eJournal. – 2009. – Vol II, No 1. P. 117–158.

5.       Danet B. Books, Letters, Documents: The Changing Aesthetics of Texts in Late Print Culture // Journal of Material Culture. – 1997. – Vol. 2. – Р. 5–38.

6.       Gere Ch. Genealogy of the computer screen / Charlie Gere // Visual Communication. – 2006. – № 5. – P. 141 – 152.

7.       Gunder A. Hyperworks. On digital literature and computer games // Publications from the section for sociology of literature at the department of literature Uppsala University. – 2004. -№ 48. – 42 p.

8.       Hypermedia and Literary Studies / Ed. by George Landow and Paul Delany. – Cambridge: Massachusetts Institute of Technology Press, 1991. – 363 p.

9.       McKenzie D. F. Bibliography and the Sociology of Texts. – London: Cambridge University Press, 1986. – 140 p.

10.    O’Donnell J. J. Avatars of the word: from papyrus to cyberspace / J. J. O’Donnell. - London, 2000. – 314 p.

11.    Quiggin J. Blogs, wikis and creative innovation / John Quiggin // International Journal of Cultural Studies. – 2006. – 9 (4). – P. 481–496.

12.    Queneau R. Cent Mille Milliards de Poèmes. – Paris, Galimard, 1961. – 189 p.

13.    Rand A. Night of January 16th. - NY: Penguin Group USA Inc, 1971. – 231 p.

14.    Rosenzweig R. Can history be open source? Wikipedia and the future of the past // The Journal of American History. – 2006. – Vol. 93. – P. 117–146.

15.    http://ru.wikipedia.org/wiki

16.    http://www.worldwidewiki.net/wiki/

17.    http://wiki.ucalgary.ca/

18.    Razib A. Too many Blogs in the world: Don’t get Discouraged URL: http://top-blogging.blogspot.com/2009/05/too-many-blogs-in-world-dont-get.html